Мои любимые шахматные журналы: часть 1
Пачка журналов.

Мои любимые шахматные журналы: часть 1

IM Silman
5 янв. 2018 г., 0:00 |
30 | Другие

CHESS LIFE AND REVIEW

Недавно я думал о лучших американских шахматных журналах в истории. Их было немало. Мне нравились смешной журнал Джоэля Бенджамина, Chess Chow (выходивший с 1991 по 1994), и журнал Ясера Сейравана Inside Chess. Но старые добрые издания возглавляют рейтинг.

Журнал Chess Life с нами уже целую вечность (он начал выходить в 1946 году дважды в неделю как газета на 8 или 12 страницах). Chess Review, выходивший с 1933 до конца 1969 года, был, несомненно, лучшим американским шахматным журналом до 1961 года, когда его обогнал значительно улучшившийся Chess Life. Журналы отчаянно конкурировали на фоне роста интереса к шахматам с приходом Михаила Таля и, конечно, Бобби Фишера. Как мне кажется, Chess Life немного превосходил конкурента с 1961 по 1965 годы.

Эл Горовиц, сотрудник Chess Review с момента основания, работал дни и ночи напролет, пока не ушел на пенсию. В конце концов, произошло слияние двух журналов, и появился Chess Life and Review (выходивший под этим названием с 1969 по 1980 год, когда его переименовали обратно в Chess Life). Chess Life and Review был не просто лучшим шахматным журналом США, но и одним из лучших - если не самым лучшим шахматным журналом планеты.

chess life and review

Я хочу взглянуть на все три журнала в обратном порядке. Зачем? Кто знает! Я автор и делаю то, что считаю нужным. 

Все три статьи будут сделаны одинаково: я выбираю один из трех журналов (Chess Life and Review первым), и выбираю год случайным образом (1975). Потом я просматриваю разные статьи и выбираю то, что будет интересно для моих читателей. Мне по-настоящему понравилось читать все выпуски журнала за этот год, и я думаю, что и вам это понравится.

Почему я выбрал Chess Life and Review первым? Ответ на этот вопрос состоит из двух слов: ОТЛИЧНОЕ СОДЕРЖАНИЕ. Помимо “Международного рейтинг-листа ФИДЕ” в нем писали о турнирах и матчах на всей территории США и остального мира (часто с турнирными таблицами), там была колонка "Лучшие партии читателей" и еще одна, посвященная заочным шахматам. Там публиковались обзоры книжных новинок (Фрэнком Брэйди), и были рубрики “Интересные факты” и “На заметку”, Эда Эдмондсона, Ларри Кристиансен рассказывал о своей победе в юношеском чемпионате США, в  “Колонке редактора: Новости & Мнения” обсуждались главные турниры США (такие как US Open и American Open); там выходили статьи Джерома Ханкена (увы, я был последним шахматистом, который видел его в живых… Я надеялся, что его навестит и кто-нибудь еще); там была рубрика Пала Бенко о шахматной композиции и колонка Уолтера Мейдена и Нормана Коттера для начинающих игроков под названием “Назад к основам”; можно было прочесть новости об армейских турнирах и о многом другом.

Вам кажется, что хватит? Все самое вкусное впереди.

null

Мне по-настоящему нравятся колонки известных игроков, вкладывавших душу в свое делоколонки о международных турнирах и об эндшпиле гроссмейстера Эдмара Медниса, "Партия месяца" гроссмейстера Светозара Глигорича (с подробными анализами на многих страницах), колонка международного мастера Кеннета Рогоффа, колонка гроссмейстера Любомира Кавалека (публиковавшего много материалов), “Ларри Эванс о шахматах” и “Найдите лучший ход” гроссмейстера Ларри Эванса, колонка гроссмейстера Уолтера Брауна (относившегося с исключительной страстью к тому, что он писал), “На арене" гроссмейстера Пала Бенко, “Искусство позиционной игры” гроссмейстера Самуила Решевского, колонка гроссмейстера Бента Ларсена (фантастически интересного писателя и одного из лучших в мире шaхматистов), примечания гроссмейстера Роберта Хюбнера, колонка гроссмейстера Ласло Сабо (много интересного), колонка гроссмейстера Пауля Кереса, названная “Примечания Кереса”, “Колонка Ломбарди” гроссмейстера Уильяма Ломбарди и колонка международного мастера Джона Грейфа.

К сожалению, многих из этих людей больше нет с нами.

Не удивительно, что такое количество материалов поглотило меня на целую неделю. Для меня все это просто волшебство.

Он видел все, кроме…

Шахматы, особенно, на высшем уровне - очень трудная игра. Вы играете блестяще, вы доминируете над противником, вы глубоко анализируете и внезапно замечаете какую-то "мелочь", лишающую вас уверенности. Глаза вашего противника начинают блестеть, и вы (вслед на противником) понимаете, что все испортили. Но это не так. Все это мираж! Но поздно: вы уже хлебнули полную чашу душевной отравы. Именно это случалось с беднягой Меднисом.

Гроссмейстер Эдмар Меднис вкладывал много (это значит действительно МНОГО!) энергии в свои прекрасные колонки. Показывая в колонке свои собственные партии, он приводил не только победы, но и поражения. Не каждый гроссмейстер так поступает.

ЗАДАЧА 1

Меднис был уверен, что его позиция совершенно проиграна, но это не так. Как черным спастись?

Комбинация Кеннета Рогоффа

ЗАДАЧА 2

Внезапная угроза

У покойного гроссмейстера Ларри Эванса была колонка “Ларри Эванс о шахматах”. В январе 1975 года Ларри получил письмо от самого Роберта Фишера, который писал: “Я могу ошибаться, но в партии Карпов-Притчетт, (олимпиада в Ницце, 1974) возникла следующая позиция”.

Фишер продолжал: “К тому времени, как вы это напечатаете, возможно, мой анализ появится в других источниках под другим именем, потому что я показал его нескольким шахматистам. Пожалуйста, покажите, что я здесь упустил из виду. С уважением, Бобби”.

Конечно, Эванс знал, что Фишер нигде не ошибся. Эванс мог ответить только одно: “Спасибо за сообщение. Рад знать, что вы живы и хорошо себя чувствуете!”

ЗАДАЧА 3

Мой друг Деннис Уотермен выиграл приз за красоту на American Open. Посмотрим, сумеете ли вы повторить его комбинацию.

ЗАДАЧА 4

Грейфу нужно было побеждать в этой партии, чтобы разделить первое место. Позиция черных кажется безнадежной, но Байасас был мастером ловушек. В одну из них попал и Грейф.



УОЛТЕР БРАУН НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

Раздумывая о смехотворном тестировании шахматистов на допинг, о шахматных хулиганах, жуликах и бог знает, о чем еще (я много о чем раздумываю), я пытался впитать дух джентльменства из статьи Уолтера Брауна (в выпуске Chess Life and Review за февраль 1975 года). Ладно, это шутка. Уолтер Браун не был джентльменом - я несколько дней жил с моим ныне покойным другом в одной комнате, так что знаю, о чем говорю. Так или иначе, он меня не подвел. Этот человек был энергией во плоти - и я как раз искал его рассказ о договорных партиях на Олимпиаде 1974 года в Ницце!

Многие болельщики хотят верить, что международные шахматные турниры проходят гладко, все шахматисты дружелюбны как пони, а чемпионы скачут на единорогах. Легче поверить в единорогов, чем в дружелюбие шахматистов. Во время игры каждый сам за себя! Ожесточение на Олимпиадах особенно велико - там всегда будет господствовать установка "победа прежде всего".

Браун жаловался на старую-добрую практику договорных ничьих (когда капитаны команд договариваются о ничьих в оставшихся партиях и в матче). Олимпиады - командные соревнования (несколько партий объединяются во имя всеобщего блага... все как в коммунистической утопии), поэтому такие договоренности понятны. Иногда тренер, как ему кажется, действует на благо команды, а один из ее участников считает совсем иначе. Это и произошло с Брауном. Речь шла о матче команд США и Венгрии. Браун жаловался, что партии Билек-Кавалек и Бирн-Чом закончились договорными ничьими без всякой борьбы, хотя рейтинг американских игроков был выше.

Капитан команды (Бенко) не посоветовался с Брауном, что вполне понятно, поскольку тот был поглощен игрой (в его партии с Рибли развернулась масштабная борьба, а Решевский получил отличную позицию против Сакса). Бенко был опытным тренером, а игроку нравилась его позиция, и он хотел отличиться и принести команде победу в матче. Я могу понять обе позиции (особенно, учитывая, что у американцев оставалось меньше времени на обдумывание).

Так или иначе, Бенко заявил, что оставшиеся партии заканчиваются вничью, и на этом матч закончился. Браун громко выразил неудовольствие и начал скандалить, спрашивая у своих однокомандников, понимают ли они, что это несправедливо. 

Они начали спорить из-за оценки итоговой позиции, которую Браун считал благоприятной для себя.

На следующий день Браун позвонил Фишеру, и Бобби сказал, что ему нравится позиция Брауна. Потом он анализировал ее с Георгиу и Андерссоном (им также понравилась позиция Брауна). Кавалек и Роберт Бирн считали, что Бенко поступил верно (Браун пишет, что “Бирн осмелился заявить, что мне недоставало командного духа"). Если бы гроссмейстеры и международные мастера были ковбоями на Диком Западе, между ними развернулась бы кинематографическая драка в салуне!

Так или иначе, Браун привел свою позицию в статье и написал: “Гроссмейстеры разошлись во мнениях по поводу оценки этой позиции!”

Типичное для Брауна примечание. Он всегда умел постоять за себя. Черными играть легче, чем белыми, но свои шансы есть у обеих сторон.

ДОВОДЫ БРАУНА:

  • У черных уже две пешки за фигуру, и атака продолжается.
  • Черные будут доминировать по белым полям, когда они следующим ходом разменяют белого слона  …Кxg2).
  • Все белые пешки слабы и являются потенциальными мишенями для атаки.
  • У черных два слона, нацеленных на раскрытого короля белых.
  • Белые фигуры неудачно расположены, особенно, белый конь на b3.

ЗАДАЧА 5

Можете ли вы найти лучшее продолжение за черных?



ЗАДАЧА 6

Браун выиграл Панамериканский чемпионат с удивительным результатом: 12 побед, три ничьи и ноль поражений. Я встречался с ним за доской относительно часто, но так и не победил ни разу (пять ничьих, шесть поражений, ноль побед. У каждого бывают неудобные противники!). В расцвете сил он играл впечатляюще.

ЗАДАЧА 7

Раз уж Браун был недоволен Палом Бенко, я должен привести и фрагмент из творчества этого великого шахматиста.

ЗАДАЧА 8

Таль разорвал противников на турнире в Польше, набрав 12.5 очков из 15 и на три очка оторвавшись от второго призера.

Давайте закончим эту статью красивой комбинацией Михаила Таля:

Я мог бы продолжать и продолжать, поскольку каждая страница журнала таит шахматные легенды и сокровища. Постарайтесь найти эти замечательные выпуски, если сможете. Статьи Кереса - чистое золото. Тысячи забытых партий вызывают у вас восторг. Браун зажигает огонь на доске в каждой партии. Множество фантастических фотографий. Бент Ларсен рассказывает увлекательные истории и побеждает сильнейших. Глигорич ошеломляет нас своим аналитическим мастерством. И это еще далеко не все!

Мой вам совет: найдите эти журналы, расставьте фигуры на доске, закройтесь в комнате на неделю или на две (не обращая внимания на причитания своей жены/мужа или родителей), запаситесь кофе и сладкими печеньками (сахар полезен для работы мозга) и получайте удовольствие от каждой страницы. Вы будете довольны своим поступком, если уцелеете.

У меня эйфория! Эй-фо-ри-я! Я теряю сознание. ЗНАЧИТ... в следующий раз поговорим о чудесах Chess Life и о том, равны ли они Chess Life & Review или еще лучше.

Больше от пользователя IM Silman
Как изучать шахматные мотивы

Как изучать шахматные мотивы

Как выгодно изменять пешечную структуру

Как выгодно изменять пешечную структуру