Мои любимые шахматные журналы: часть 3
ММ Силман заканчивает серию статей о своих любимых шахматных журналах.

Мои любимые шахматные журналы: часть 3

Silman
IM Silman
19 янв. 2018 г., 15:33 |
12 | Другие

CHESS REVIEW

Chess Review (выходивший с 1933 по конец 1969 года) был безоговорочно лучшим шахматным журналом Америки, пока в 1961 году его не обошел значительно повысивший качество Chess Life. Эти издания конкурировали (интерес рос как на дрожжах после появления Таля и, конечно, Бобби Фишера), и оба были великолепны. Эл Горовиц, работавший в Chess Review со времени основания, трудился день и ночь до самой пенсии, которая привела к слиянию журналов и появлению Chess Life and Review (издававшегося с конца 1969 по 1980 год, кода название сменилось на Chess Life).

Я выбрал выпуски за 1960 год, поскольку в то время казалось, что журнал будет оставаться лучшим на протяжении многих лет. Конечно, никто тогда и знать не знал, что уже в следующем году у издания появится мощный конкурент в лице Chess Life.

January 1960 issue of Chess Review. Image via eBay.

Номер Chess Review за январь 1960 года. Фотография с eBay. 

На обложке первого выпуска Chess Review в 1960 году красуется симпатичная фотография, на следующей странице примерно 10 шахматных задач (хорошее начало!). Дальше мы видим фотографию, снятую на фабрике спорттоваров в Белграде: несколько мужчин катаются на качелях и балансирах как дети. Приглядевшись, можно узнать Петросяна, Таля, Авербаха и Кереса.

Под фото рассказ о забавных происшествиях во время турнира претендентов. Мне понравились следующие эпизоды:

1. Играли Бенко и Глигорич. Глигорич ошибся в дебюте, Бенко задумался и попал в цейтнот (для него это было в порядке вещей), позиция Глигорича улучшилась, но Бенко отказался от ничьей. Игра продолжилась; за несколько ходов до контрольного Бенко предложил ничью и его противник принял. Один из зрителей хотел узнать, сколько времени оставалось у Бенко, он подошел к доске, запустил часы, и флаг тут же упал!
2. В девятом туре Глигорич предложил ничью Петросяну и победил после того, как тот отказался. Оказалось, что Петросян просто не расслышал предложения по причине глухоты!

3. Бенко решил, что Таль его гипнотизирует, поэтому на игру одел темные очки. К сожалению, те, наверное, мешали ему видеть доску, потому что он скоро отдал пешку без компенсации и проиграл партию.

4. Таль играл одновременно в пинг-понг и шахматы с разными противниками, делая ходы, пока мяч был вне игры.

Прочитано всего две страницы, а я уже полон впечатлений. Неужели журнал и дальше останется столь же интересным? Сомневаюсь, но все возможно! Посмотрим… ага… Должен был начаться Чемпионат США, но возникли проблемы (не сказано, какие). В связи с этим Фишер расстроился и заявил, что не будет играть. Тони Сэйди (снявшемуся в замечательном фильме HBO о Фишере) предложили его заменить. Сэйди принял приглашение, но Фишер все же решил сыграть, и Сэйди остался не у дел.

September 1960 issue of Chess Review. Image via eBay.

Номер Chess Review за Сентябрь 1960. Фотография с eBay. 

Это обязано было случиться! На странице четыре красуется фотография с сообщением о победе шахматного клуба Уотервиля над шахматным клубом Портленда со счетом 5-4. Я уже хотел перелистнуть эти страницы, как вдруг остановился на пятой, заметив теоретический вариант, который, как я думал, благоприятен для черных.

На той же самой странице я заметил еще одну партию, игранную французской защитой. Разумеется, дела черных шли лучше, чем в предыдущей партии:

Пришло время нашей первой задачи:

ЗАДАЧА 1

Что происходит? Я все еще на пятой (!!!) странице, и мне остается просмотреть 380 всех выпусков за 1960 год (я даже не приблизился к своей цели).

ДЕБЮТЫ ПОД МИКРОСКОПОМ

Пролистнув несколько страниц, я нашел колонку "Дебюты под микроскопом" Макса Эйве. Он рассматривал вариант:

Но он анализировал и:

В этом варианте события развиваются намного медленнее, поэтому многие соображения остаются верны (хотя не повредит и заглянуть в современную книгу об этом начале). Важнее, что Эйве объясняет плюсы и минусы дебюта, сочетая эрудицию с тонким юмором, присущим также Кересу.

Эйве: “Самое распространенное продолжение в ново-старом варианте - так называемый "Вариант двух коней", некогда считавшийся опровержением защиты Каро-Канн.

СИЛМАН: Приводится гораздо больше вариантов, но мне столько всего еще предстоит показать. Кстати, я забыл сказать вам, что Керес был прав. Белые теперь играют 7.Сd2 чаще всего, на втором месте 7.a3.


ТАКТИКА И ЕЩЕ ОДНА КОЛОНКА ЭЙВЕ

Продолжив листать журнал, я нашел простые тактические задания, еще немного тактических заданий ("Последний удар" Вальтера Корна) и еще одну колонку Эйве, на этот раз посвященную эндшпилю (Ладья против пешек). Не стану рассказывать о ней подробнее (я уже упоминал об Эйве), зато покажу несколько заданий Вальтера Корна.

ЗАДАЧА 2

Черные упустили шанс своей жизни. Заметите ли его вы?

ЗАДАЧА 3

Из партии Рихтера, Берлин 1929.

ЗАДАЧА 4



ПОВЕСТЬ О ТРЕХ КАРО-КАННАХ

Партии недавних турниров, Ганс Кмох

Закончив с комбинациями, я испытал приступ дежа вю. Я думал, что вариант 1.e4 c6 2.Кc3 d5 3.Кf3 Сg4 4.h3 Сxf3 5.Фxf3 Кf6 6.d3 e6 7.g3 Сb4 остался позади. Отнюдь, Ганс Кмох решил меня удивить! В его "Повести о трех Каро-Каннах" рассказывается о том же самом варианте!

Во всех трех партиях Фишер играл белыми, и все три показали, что черным особо не о чем волноваться. Фишер дважды проиграл Кересу и выиграл у Бенко. Все три партии тщательно прокомментированы.

ПАРТИИ ЧИТАТЕЛЕЙ

Подъем и упадок гамбита, Эл Горовиц

Я искал статьи Эла Горовица, поскольку именно он был душой этого журнала. Проработав в Chess Review с 1933 до конца 1969 года, он стал его живым воплощением. Присутствие Горовица ощущается на каждой странице, во многих статьях и заметках.

В очередной колонке он показал (в первой партии), что фланговый гамбит в сицилианской партии уже не опасен, но во второй партии жертвенная стратегия все же оправдалась.



ЧЕМПИОНАТ США СРЕДИ ЖЕНЩИН

Я на странице 26, и мне остается пройти еще 359! Боюсь не справиться!

Лиза Лейн победила с результатом 7 из 8, Грессер отстала всего на пол-очка. Среди участниц Лена Граммет, хозяйка прекрасного шахматного клуба в своем доме в Лос-Анджелесе. Она оказалась на предпоследнем месте: 2 из 8, но принесла шахматам огромную пользу.


ФИШЕР СНОВА ПЕРВЫЙ

Чемпионат США, 1959-60

Фишер снова обогнал всех противников, победив с внушительным результатом 9 из 11; Роберт Бирн набрал 8 из 11. Я пролистал еще две статьи Макса Эйве, одна называлась "Чемпионат Западной Германии", а другая "Последние новости о староиндийской защите". Когда я вижу упоминания о Фишере, все остальное перестает меня интересовать.


ТАЛЬ О ТУРНИРЕ ПРЕТЕНДЕНТОВ

Никому не говорите, но мы поговорим о Фишере

“Я могу назвать героем турнира Пауля Кереса. В сорок три года он играл как двадцатилетний. До турнира многие журналисты считали, что девизом Кереса на этом турнире будет ‘Сейчас или никогда’. Его сила огромна, и через три года, в следующем матч-турнире (куда он уже отобрался, заняв второе место в этом), он станет одним из главных претендентов на победу.

“Чемпион СССР Петросян мог выступить лучше, но он играл без энтузиазма, что ясно и по обилию ничьих в турнирной таблице. На победу в турнире он не претендовал. Катастрофа Смыслова удивила всех еще сильнее. По стилю и по своей природе он очень уравновешенный игрок, но с самого начала этого турнира он проявлял чрезвычайное беспокойство. Возможно, ему следовало уделить больше внимания изучению противников. Начиная с 1954 года, он играл, в основном, с Ботвинником и перестал чувствовать стиль других гроссмейстеров. Только в третьем круге он показал свою исключительную силу, но до первого места было уже не достать.

“Фишер с самого начала мечтал о том, чтобы стать чемпионом мира, но ему для начала стоило бы сыграть на чемпионате мира среди юношей, где он, несомненно, одержал бы победу. Он показал себя игроком высочайшего класса. В ближайшем будущем он станет серьезным противником.

“Сам я играл неровно, но в таком длительном соревновании трудно играть хорошо от начала до конца. Вначале я был в плохой форме, собирался с силами и только в третьем круге, в Загребе, стал играть с полной мощью.

“Я могу назвать своими лучшими достижениями победу над Смысловым во втором круге и над Фишером в третьем.

“Долгое время я мечтал о том, чтобы сыграть хотя бы одну партию с чемпионом и я счастлив, что теперь смогу сыграть с ним целый матч”.

Могу себе представить, что Фишер не был доволен советом Таля сыграть в чемпионате мира среди юношей и утверждению, что он станет серьезным противником только в ближайшем будущем.


РАССКАЗЫ ЛЮБИТЕЛЯ
Фред М. Рен

Считается, что Фред Рен сумел остроумно и энергично выразить душу шахматиста. Приведу небольшой отрывок:

“Я оказался достаточно глупым, чтобы заявить на всю страну в радиоэфире, что поворот колеса, расклад карт, бросок кубика - все это неприменимо к шахматной игре. 'Если вы играете лучше, чем противник, побеждаете вы. Если он играет лучше, чем вы, побеждает он. Все просто'. Хуже всего, что я верил в это, когда произносил! Целый год мои шахматные противники называли меня самым везучим из шахматистов, а я смеялся над их сетованиями, считая, что 'Удача Рена', как они это называли, объяснялась исключительно моим шахматным талантом, масштабом и яркостью настолько превосходившим  понимание этих посредственностей, что они не способны были даже описать то, с чем столкнулись, иначе, чем словами 'Удача Рена'".

Эти статьи, действительно, великолепно написаны. Убедитесь в этом сами при возможности!


ШЕДЕВРЫ ПРОШЛОГО
Фред Рейнфельд

Прежде чем перейти к его колонке я должен признаться, что в юности (12-13 лет) я считал Рейнфельда ужасным писателем. В те дни это мнение высказывали и другие шахматисты. Только узнав намного больше о шахматах и писательстве, я начал понимать, что он намного, НАМНОГО опередил свое время. Во-первых, он был одним из 10 лучших игроков США (какое-то время шестым). Это значит, что он понимал шахматы. Но я полюбил и его литературное творчество. Да, он написал более 100 книг, и некоторые из них были полной макулатурой (все хотят есть). Но большинство из них находится в диапазоне от хороших до очень и невероятно хороших. The Great Chess Masters and Their Games ("Великие шахматисты и их партии") - классическая работа, которая должна быть в библиотеке у каждого, все написанные им биографии (Алехина, Капабланки, Кереса, Эммануила Ласкера, Морфи и Нимцовича) очень хороши, а Practical End-Game Play ("Практику эндшпиля") я перечитывал постоянно на протяжении всей своей карьеры - там есть интересные партии, не вошедшие ни в какие базы. Рейнфельд умер в возрасте 54 лет. Я жалею, что не успел поблагодарить его за все, чему он меня научил, включая любовь к истории шахмат.

Итак, вернемся к его колонке!

“Для энергичного стиля Алехина было характерно что, добившись преимущества, он использовал его со сверхчеловеческой энергией, создавая одновременно поучительные и красивые партии”.

Я не буду приводить партию целиком, а превращу ее в задачу:

ЗАДАЧА 5

Догадываюсь, что мне пора заканчивать, или я так и буду сидеть с этими журналами вечно, пока моя жена точит нож. Жаль, что я не успею показать, как Ломбарди победил Спасского (с примечаниями Ганса Кмоха), или все колонки Эйве. Преступно, что вы не увидите статью "После матча на первенство мира", где Михаил Таль рассказывает о своей победе над Ботвинником.

Какой из журналов (в свой золотой век) был лучше? Chess Life (до катастрофы в конце  1970-х), Chess Review (чудесный журнал, издававшийся Горовицем, владельцем и редактором, с 1933 по 1969 год), или Chess Life and Review (шахматная химера, возникшая после объединения журналов)? У этих журналов не было глянцевых обложек. Они не стремились привлечь читателей внешним видом, но в них были новости, чудесные колонки легендарных шахматистов, много фотографий и неисчерпаемый запас задач по тактике. Что важнее всего, в них была душа. Когда я смотрю на современные журналы, произведенные на высоком техническом уровне, я ничего не чувствую, а те три журнала были частью вашей жизни. Они были долгожданными друзьями, приходившими к вам в гости каждый месяц. Те, кто любил их, все еще оплакивают их кончину.

“Победитель” - Chess Life and Review, взявший почти все лучшее от каждого из предшественников. "Почти" относится к Израилю Альберту Горовицу, чье сердце билось под обложкой Chess Life. Присутствие редактора ощущалось в каждом выпуске. С невероятной заботой он готовил и делал уникальным каждый номер. Он был незаменим.

Новые глянцевые журналы по-своему хороши, но дух 60-х и 70-х можно почувствовать только “прислушавшись" к старым изданиям. Я слышу их постоянно. Прочтите их, и вы тоже это услышите.

Больше от пользователя IM Silman
Фрэнк Маршалл: турнир в Санкт-Петербурге и шахматные боги

Фрэнк Маршалл: турнир в Санкт-Петербурге и шахматные боги

Фрэнк Маршалл: Капабланка выходит на сцену

Фрэнк Маршалл: Капабланка выходит на сцену