Аркадий Дворкович: "ФИДЕ неспособна выполнять свою роль"
Аркадий Дворкович. | Фотография Марии Емельяновой/Chess.com.

Аркадий Дворкович: "ФИДЕ неспособна выполнять свою роль"

На прошлой неделе журналисты Chess.com взяли интервью у кандидата в президенты ФИДЕ Аркадия Дворковича, расспросив его о планах относительно будущего шахмат. Также мы обсуждали недавние обвинения в подкупе.

Все фотографии © Марии Емельяновой/Chess.com.

Дворкович идет на выборы президента ФИДЕ. В его президентскую заявку входят Башар Куатли (Франция) в качестве заместителя президента, Сева Эньонам Фумей (Того) на должности Генерального секретаря, вице-президенты Маир Мамедов (Азербайджан) и Хулио Гранда Зунига (Перу) и финансовый директор Чжу Чэнь  (Катар).

Как бывший заместитель председателя правительства и бывший помощник Президента Российской Федерации, Дворкович обладает большим политическим опытом. Он интересуется шахматами и входил в руководство Федерацией шахмат России с 2007 по 2014 год. Его отец был известным международным арбитром по шахматам.

Журналисты Chess.com встретились с Дворковичем в Центральном шахматном клубе в Москве в четверг 19 июля, всего через несколько дней после окончания Чемпионата мира ФИФА.

Вы только что закончили работу в качестве председателя организационного комитета Чемпионата мира ФИФА "Россия-2018". Расскажите об этом.

Весь Чемпионат мира в России был сбывшейся мечтой. Мы много лет надеялись стать хозяевами Чемпионата мира, подавали заявки, получали отказы и, наконец, победили. Подготовка заняла восемь лет. Мы построили стадионы, подготовили инфраструктуру и увеличили свои организационные возможности, чтобы провести Чемпионат мира. Мы это сделали.

Я участвовал в подготовке с 2015 года, но получил назначение в организационный комитет только в марте, именно тогда, когда нам нужно было начинать оперативную работу: размещать гостей, обеспечивать безопасность, проводить матчи, делать всё. Я пришел в этот момент, и у меня была отличная команда. Мы наняли на несколько сотен людей больше, чем планировали, и мы справились.

Всю мою жизнь футбол был для меня одним из главных увлечений, наверное, вторым после шахмат, и я был по-настоящему счастлив этому назначению. Я не мог от него отказаться. Просмотр матчей, когда ты участвуешь в этом процессе изнутри, тоже стал отличным опытом.

"Всю мою жизнь футбол был для меня одним из главных увлечений, наверное, вторым после шахмат, и я был по-настоящему счастлив этому назначению. Я не мог от него отказаться".

Наверное, это крупнейшее событие в мире, крупнее, чем Олимпийские игры, чем саммиты, конференции, крупнее всего. Руководство организационным комитетом в партнерстве с такой опытной организацией, как ФИФА, - большое достижение для меня. Я многому научился и, как часть нашей команды, доказал, что мы можем использовать людей и ресурсы и добиваться результатов. Большинство людей считают, что этот Кубок мира был самым успешным в истории, и я думаю, что это правда.

Важно, что я смог завязать отношения с людьми, компаниями и партнерами, которые могут пригодиться и в будущем развитии ФИДЕ. Мы уже обсуждали некоторые идеи.

Да, на прошлой неделе вы сказали на пресс-конференции, что президент ФИФА Джованни Инфантино высказал заинтересованность в сотрудничестве с ФИДЕ, если вы победите на выборах. Как вы представляете себе сотрудничество между ФИДЕ и ФИФА?

Я верю, что это партнерство может многое дать и шахматам, и ФИФА. Есть идея совместных мероприятий, например, приглашения футболистов на шахматные соревнования в качестве ролевой модели для детей. Спорт помогает достичь многого. В шахматах или футболе, неважно.  В футбольных академиях нужно обучать шахматам, что поможет юным футболистам развить свой интеллект, узнать новое и в целом повысить свою образованность.

Второй аспект - объединение инфраструктуры. Я верю, что мы сбережем ресурсы, если в некоторых странах шахматные федерации будут располагаться там же, где и футбольные. Так мы сэкономим деньги на аренде и других вещах.

В-третьих, партнеры, которые работают с ФИФА, могут задуматься о поддержке шахмат. Многие из них хотели бы это делать. Конечно, речь не идет о сопоставимом объеме ресурсов, футбол привлекает намного больше, но даже небольшая помощь серьезно поможет шахматам. У ФИФА есть постоянные спонсоры; отношения работают, потому что эта организация прозрачна и предоставляет своим спонсорам выгодные услуги… Мы можем принести эти знания в ФИДЕ: как работать со спонсорами, опыт маркетинга, как предлагать спонсорам долговременные выгоды от сотрудничества.

Мы даже можем использовать сотрудников ФИФА; я думаю, есть возможность привлечь высококлассных профессионалов из менеджмента ФИФА и национальных федераций в шахматы, чтобы помочь ФИДЕ и национальным федерациям шахмат улучшить свою работу. Эти люди могут дать шахматам новый опыт и новые знания.

В середине июня, когда вы объявили, что будете участвовать в выборах президента ФИДЕ, Гарри Каспаров отреагировал в Твиттере: “Не думаю, что Аркадий Дворкович решил сам баллотироваться на пост президента ФИДЕ. Наверное, ему приказали это сделать. Так все происходит в авторитарных режимах". Вы сами говорили: “Я решил выдвинуть свою кандидатуру на пост президента ФИДЕ после консультаций с руководством страны, Федерацией шахмат России и международным шахматным сообществом”. Насколько это решение было вашим личным?

Я начал задумываться о своем выдвижении на пост президента ФИДЕ еще в ноябре или декабре. Я обсуждал это с друзьями, коллегами и своими непосредственными руководителями. Причина проста: до 7 мая, когда заканчивался срок президентских полномочий, у меня были рабочие обязательства. После этого срок заканчивался, и новоизбранный президент вступал в должность. У меня были четкие обязательства, а я никогда не нарушаю своих обязательств. Поэтому до 7 мая я должен был работать. Я подумал о том, чтобы начать выдвижение на пост президента ФИДЕ в марте, но в правительстве мне предложили сначала закончить работу. Поэтому я собирался выдвигать свою кандидатуру, но не мог сделать это публично. Как только мой срок работы в правительстве закончился, я стал делать заявления о своем выдвижении в ФИДЕ. Но я тратил 99 процентов своего времени на Чемпионат мира и не мог начать кампанию. 

Arkady Dvorkovich

Что касается того, что мне, якобы, "приказали". Я сам принял решение, но я посоветовался с людьми, назначавшими меня на посты в президентской администрации и правительстве. Я верю, что шахматы во всем мире могут развиваться только в тесном сотрудничестве между ФИДЕ, государственными органами, правительствами, деловым миром и общественностью. Это будет долговременное и стабильное партнерство. Важно сохранять позитивное отношение к ФИДЕ и шахматам в целом со стороны крупнейших стран и правительств. Вот почему я обсудил с председателем правительства и президентом свое желание стать президентом ФИДЕ, и они его одобрили. Они удивились тому, что я не перехожу на работу в большую компанию или что-то в это духе, но они не говорили мне, что я должен выдвигаться.

Но могло ли правительство выступить против вашего выдвижения? Помешало бы это вам выдвигаться на пост президента?

Я все равно бы это сделал, но для ФИДЕ это было бы хуже.

То есть, вы хотите сказать, что правительство России не решает, выдвигаться вам на должность президента или нет?

Да. Российское правительство недвусмысленно предложило мне работать в Фонде Сколково, ведущем инновационном центре России в Москве. Мне предложили занять место председателя этого фонда в качестве будущего места работы. Речь не шла о шахматах. Но я предложил свою идею, потому что верю в шахматы; я могу продолжить дело своего отца и помочь своим друзьям в шахматах. Существует синергия между работой в Сколково — с иной степенью погружения — и шахматами, потому что здесь объединятся образование, инновации и шахматы.

Каковы, по вашему мнению, самые значительные проблемы, с которыми сегодня сталкивается мир шахмат, и что бы вы хотели изменить?

Я вижу три основные проблемы, понятные всем, во всем мире, но остающиеся нерешенными уже давно. Во-первых, менеджмент. ФИДЕ - локомотив мировых шахмат, но руководство не соответствует этой роли и не способно ее выполнять.

Во-вторых, отсутствие прозрачности. Отсутствует прозрачность в менеджменте, финансировании, назначениях, выборе мест проведения соревнований, правилах розыгрыша чемпионского титула, и так далее. Вся система требует масштабных преобразований, значительных перемен. Она должна приблизиться к общепринятым стандартам корпоративного управления.

"Вся система требует масштабных преобразований, значительных перемен. Она должна приблизиться к общепринятым стандартам корпоративного управления".

Я знаю, как это работает в больших компаниях, в крупных общественных организациях, включая спортивные, такие как ФИФА. В мире нет совершенства, нельзя взять какой-то пример и сделать в ФИДЕ все по образцу. Но мы должны применять лучшие практики из опыта, накопленного за последние двадцать лет в корпоративном управлении. Все недавние события в управлении ФИДЕ показывают, что те люди, которые руководят ФИДЕ, не собираются ничего менять. Это мне очевидно, и я хочу рассказать об этом подробнее.

Почему это важно? Шахматам нужны ресурсы. Они не будут развиваться в школах по всему миру и на профессиональном уровне без ресурсов, без денег. Сегодня ФИДЕ получает доходы из двух источников. Один - поступления от национальных федераций, но это не зарабатывание денег, а их высасывание из шахмат. Второй - доля от призовых фондов больших соревнований под эгидой ФИДЕ. Но эти ресурсы становятся все меньше и меньше.

Почему? Очень просто. Компании не хотят работать с организацией, у которой отсутствует долгосрочное видение, и которая не приносит пользу партнерам и спонсорам. Люди не хотят работать с такой организацией. Это нужно изменить. Мы должны изменить организацию и привлечь долговременных партнеров, которые будут вкладывать средства в шахматы. Перестаньте отнимать деньги у федераций, перестаньте отнимать деньги у шахматистов, особенно, у детей, как сейчас поступает ФИДЕ. Большая часть средств поступает в ФИДЕ от детских соревнований, хотя она должна, наоборот, тратить на них деньги. Это нужно менять прямо сейчас, а не в отдаленном будущем.

В-третьих, нужно сделать шахматы современными, использовать появляющиеся в мире технологии. Одним из примеров может служить платформа Chess.com. Все о ней знают. Она намного превосходит платформу FIDE Arena, все это тоже знают. Причина в том, что вам приходится делать все профессионально, а ФИДЕ сейчас не является профессиональной организацией. При профессиональном подходе к работе можно добиться многого. Мы сможем открыть доступ к шахматам в любой точке планеты, мы сможем изменить роль шахмат в школьной программе и улучшить образовательную систему во всем мире с помощью шахмат. Это то, что будет для меня приоритетным в работе в ФИДЕ.

Среди менее масштабных проблем, требующих немедленного вмешательства, программа борьбы с компьютерными подсказками и восстановление больших женских турниров, включая нормальный цикл борьбы за Первенство мира, поддержка ветеранов… 

То есть, вы согласны с Хоу Ифань, что чемпионат мира среди женщин нужно разыгрывать по тем же правилам, что и чемпионат среди мужчин?

Да.

У меня хитрый вопрос. В последние годы вы были далеки от мира шахмат, поэтому мне интересно, насколько вы его знаете, например, можете ли вы назвать пять сильнейших игроков на сегодняшний момент?

Карлсен, Каруана, Мамедъяров, Дин Лижэнь, Крамник?

Думаю, что вы справились с этим испытанием. А в женском рейтинге, кто находится на втором месте после Хоу Ифань? 

Это хороший вопрос…

Она также является действующей чемпионкой мира среди женщин.

Ага, Цзюй…

Верно, Цзюй Вэньцзюнь.

Да, у меня проблема с китайскими именами. Беда женских шахмат в том, что отсутствует нормальный цикл. Все сильнейшие шахматистки из Индии, России, Украины и других стран просто не могут играть в нормальных женских турнирах. Им приходится играть с мужчинами в швейцарках, в открытых турнирах, ничего не зарабатывая. Это большая проблема. Я верю, что это нужно немедленно изменить. 

Вы собираетесь изменить формат будущего Чемпионата мира среди женщин, который пойдет в ноябре в Ханты-Мансийске по олимпийской системе?

Нет, нам нужно поменять весь цикл, но для этого сначала нужно закончить предыдущий цикл. Нам нужны Турнир претендентов с восемью или десятью участницами и серия Гран-при. 

null

О поиске спонсоров. Илюмжинова всегда сильно критиковали, особенно, в западных СМИ, за то, что его рассказы о контактах с инопланетянами, визиты к Саддаму Хуссейну, Муаммару Каддафи и Башару Асаду сделали поиск корпоративного спонсора совершенно невозможным. Вы согласны с этой оценкой? Вы считаете, что теперь спонсоров будет легче найти?

Давайте повторюсь. Я абсолютно убежден, что для поиска спонсоров нужна прозрачная и эффективная система менеджмента в целом, которая не сводилась бы к одной личности. Разумеется, лидер может помочь.

Речь также идет об имидже, об имидже спорта.

Я не люблю говорить о себе, но в рамках президентской кампании этого не избежать. Мой имидж, мой опыт, мои знания и сотрудники, которые входят в мою команду — не только в заявку, потому что заявка - только небольшая часть моей команды, — мы можем полностью изменить подход к корпоративным спонсорам и партнерам. Всему действующему руководству не хватает имиджа, ресурсов и способностей для работы со спонсорами, не только президенту Илюмжинову, но и всей команде, включая Г-на Макропулоса и других. Для этого нужна командная работа, но и лидерские качества, конечно, важны.

"Всему действующему руководству не хватает имиджа, ресурсов и способностей для работы со спонсорами, не только президенту Илюмжинову, но и всей команде, включая Г-на Макропулоса и других".

Вы достаточно критически относитесь к действующему руководству ФИДЕ, остававшемуся у власти более 20 лет. Г-н Илюмжинов был лидером, лицом ФИДЕ. Он несет ответственность за сложившуюся ситуацию, за политику, за назначения на некоторые должности. В то же время, вы сотрудничаете с ним. Вы только что вернулись из Ташкента, где с вами был и Илюмжинов. Разве это логично? Как вы можете сотрудничать с человеком, годами отвечавшим за политику, которую вы критикуете? 

Во-первых, я думаю, что Кирсан сильно ошибался в выборе отдельных членов своей команды. Но он делал и правильные вещи, например, начал программу "Шахматы в школе". Мы оба были в Ташкенте по приглашению Шахматной федерации Узбекистана, чтобы посетить академию шахмат в Самарканде. Эта шахматная академия была создана при поддержке и прямом влиянии Кирсана, и он заслуживал быть там. Я думаю, людей надо хвалить за их заслуги и критиковать за их ошибки. Это мой подход.

Я советуюсь с Кирсаном в тех аспектах, где он делал шаги в направлении, которое я считаю правильным, и критикую его за те вещи, которые, по моему мнению, были ошибочными. И я говорю ему это прямо. Я не считаю, что мы должны отбрасывать опыт человека, сделавшего многое. Даже в действующем руководстве есть хорошие люди. Я не думаю. что все они никуда не годятся и что они делают только плохое. Есть хорошее, и мы должны сохранить все хорошее в будущем.

Также важно не отбрасывать то, что делают национальные федерации в составе ФИДЕ. У многих их представителей существуют продолжительные отношения с Г-ном Макропулосом и Кирсаном, другими людьми в шахматном руководстве, и я хочу выслушать, что они говорят о каждом, и уважать их мнение. Вот почему я говорю с людьми со всего мира независимо от того, поддерживают ли они меня или нет.

Например, Федерация шахмат Узбекистана пригласила больше десяти человек, и не все из них поддерживают меня, но я общался с ними, узнавал их точку зрения, объяснял свою позицию - все это является важной частью кампании. Мы вели обсуждения за закрытыми дверями, но они станут программой, которая сможет объединить людей. Важно, что я говорю не только с теми, кто мне аплодирует, но со всеми.

Следующий вопрос касается так называемого ‘влияния Кремля’. В 2014 году посольства России выходили на связь с национальными федерациями и просили их поддержать Илюмжинова. Как я понимаю, это повторяется прямо сейчас, хотя у меня еще нет подтверждений. Что вы об этом думаете? Просят ли посольства национальные федерации о поддержке?

Давайте начну с Кремля. Я не думаю, что речь идет о влиянии. Я больше не работаю в правительстве, я больше никому не подчиняюсь напрямую. Нашему Президенту и правительству важно наличие сильных и независимых международных организаций. Если международные организации слабы и не могут выполнять свои роли, это плохо для международного сообщества. Это относится к ФИДЕ, ФИФА, Международному Олимпийскому Комитету. Мы верим, что на них не должны влиять ни Кремль, ни другие страны. Разумеется, то же относится и к Организации Объединенных Наций, важнейшей международной организации. Вот почему мы воздерживаемся от давления и влияния на международные организации. Да, Россия работает с ними, но мы хотим, чтобы эти организации были сильнее и более независимы.

Что касается посольств, я всегда верил в то, что роль посольств - защищать интересы сограждан в других странах, идет ли речь о ФИДЕ, или других организациях, или о чем угодно. Посольства должны работать в интересах своих граждан, в данном случае, в интересах россиян. Если Федерация шахмат России выдвигает меня на должность президента ФИДЕ, то наши посольства должны подтвердить, что Россия поддерживает мою кандидатуру.

Но есть разница между подтверждением, что Россия вас поддерживает и просьбой, чтобы федерации вас поддержали.

Необходимо избежать коррупции в отношении федераций. Если кто-то говорит: поддержите, а мы за это дадим вам то-то и то-то, или построим в вашей стране электростанцию, или дадим вам какие-то ресурсы, то это коррупция.

То есть, вы не видите проблемы в том, что посольство отправляет в шахматную федерацию письмо с просьбой голосовать за вас? Это не нарушает этический кодекс МОК или ФИДЕ?

Этический кодекс спортивной федерации будет нарушен, если будет применено давление. Если в письме говорится: "Просим вас учесть, что у России есть свой кандидат", -  это нормально. Люди должны знать, что позиция России в качестве крупнейшей шахматной державы состоит в поддержке определенного кандидата. Люди должны знать эту информацию, но не должно быть никакого давления и никаких попыток коррупции. Вот моя позиция.

Я специально попросил наше Министерство иностранных дел избежать всего, что может трактоваться как давление на местные организации и не предпринимать подобных шагов. Надеюсь, что этого не случится. Насколько я знаю, до сих пор не произошло ничего. В посольства даже не пришла инструкция из Москвы предпринимать что-либо в отношении моего выдвижения. Когда я куда-либо направляюсь, я обычно звоню в посольство сообщить, что я приезжаю. Это нормально, ведь они должны обеспечивать мою безопасность на иностранной территории.

Когда ФИДЕ объявила, что на пост президента организации претендуют три кандидата, Найджела Шорта выдвигали шесть федераций, вас 13, а Герогиоса Макропулоса 64, хотя требовалось всего пять. Что вы об этом думаете?

Я спросил юристов, сколько нам нужно. Они сказали: "Пять федераций, но на всякий случай пусть будет чуть больше". Мы не стремились достичь большого числа, потому что этого формально не требовалось, и мы начали кампанию уже после регистрации. Я думаю, что достижения Г-на Макропулоса объясняются тем, что он ведет кампанию уже шесть месяцев. За это время он получил письма от 60 с лишним федераций и переправил их в секретариат ФИДЕ. Такова тактика его кампании. Некоторые из этих федераций сообщили мне,  что выражали поддержку давно и уже не уверены, что собираются за него голосовать, они будут обдумывать свое решение.

"Я думаю, что достижения Г-на Макропулоса объясняются тем, что он ведет кампанию уже шесть месяцев. За это время он получил письма от 60 с лишним федераций и переправил их в секретариат ФИДЕ. Такова тактика его кампании".

Некоторые сказали, что они не выдвигали его, а выражали ему свою поддержку, потому что они доверяют его опыту, но они поддерживают и меня, и что они пока не определились, за кого будут голосовать. Прямо сейчас все это несущественно. Я думаю, что эти цифры - формальность; мы должны работать над нашей кампанией и ценить тех, кто поддерживает наши идеи, нашу программу, наш опыт, знания, энергию, которые обязательно скажутся.

null

Недавно приближенные Макропулоса обвинили вас в попытке подкупа. Они утверждают, что вы приглашали делегатов в Россию, оплачивая им перелет и билеты на матчи Чемпионата мира ФИФА.

Я бы хотел начать с начала. Как я упоминал, Г-н Макропулос ведет кампанию уже несколько месяцев. К сожалению. он использует в ней ресурсы ФИДЕ.

У вас есть доказательства этого?

Да, они существуют. Речь идет о семинарах и субсидиях для тех, кто поддерживает его, а не других кандидатов. О выдвижении людей на разные должности в зависимости от оказанной поддержки. О дорожных расходах. Конечно, его приглашают на разные турниры, но он использует эту возможность, чтобы вести свою кампанию. Он использует любые поездки в своей кампании.

"Г-н Макропулос ведет кампанию уже несколько месяцев. К сожалению. он использует в ней ресурсы ФИДЕ".

Увидев, что происходит, я решил обсудить это с ним напрямую. Я приехал в Бухарест на заседание президентского совета ФИДЕ, чтобы напрямую встретиться с Г-ном Макропулосом и  некоторыми его коллегами. Мы встретились в Бухаресте в три часа ночи и разговаривали три часа.

Я сделал ему важное предложение: подписать соглашение о принципах честной игры в президентской кампании. Он со своей стороны не использовал бы ресурсы ФИДЕ, а я не использовал бы ресурсы своей страны. Я привел некоторые примеры. Он спросил меня: "Значит ли это, что я должен практически перестать путешествовать, решая определенные вопросы?". Я ответил: "Может, не совсем, но эту деятельность нужно существенно сократить, потому что это - явное использование ресурсов ФИДЕ". Он сказал мне: "Я на такое не пойду. Я продолжу свою деятельность, потому что это - обычная работа ФИДЕ, а не ведение кампании".

Но федерации сообщали мне, что он ведет кампанию. Он, Г-н [Джеффри] Борг и другие лица отправляются в разные страны на официальные мероприятия ФИДЕ, они увеличили количество семинаров ФИДЕ, которое за последние несколько месяцев утроилось. Они используют их, чтобы посещать "официальные мероприятия ФИДЕ" в разных странах, особенно, в Африке и Азии. Это интересный способ работы: так можно экономить свои деньги и использовать ресурсы ФИДЕ для поездок. Я езжу на свои средства, вот в чем разница. Я сказал определенно, что не использую посольства или государственные деньги, а он это делает.

Я также попросил его не предоставлять дополнительное финансирование национальным федерациям во время кампании. Не выделять средства, которые не были запланированы заранее. Разумеется, ФИДЕ должна осуществлять запланированные расходы, но стоит воздержаться от принятия новых непрозрачных решений:  нам неизвестны критерии, которые используются для распределения средств по федерациям, и это можно воспринять как коррупцию, но они это делают. На заседании Совета они приняли решение потратить дополнительные 200.000$ на поддержку развития федераций помимо 1.200000$ субсидий на поездки. Критерии должны быть прозрачными. Некоторые федерации уже сообщили нам, что они взяли у него деньги и теперь собираются поддержать его. 

Кроме того, они приняли эту политику о противодействии коррупции и создали комиссию, не утвердив документы, на которые та должна опираться, не предложив критерии для выбора ее состава, не сделав ничего. Они создали инструмент без всяких правил. И я ответил своим твитом на их обвинения. Я не хотел это делать, но на основании того, что я слышал, и решений, принятых в Бухаресте, я решил так поступить.

"Они приняли эту политику о противодействии коррупции и создали комиссию, не утвердив документы, на которые та должна опираться, не предложив критерии для выбора ее состава, не сделав ничего. Они создали инструмент без всяких правил".

Я слышал, что уже в Бухаресте, когда я вышел из зала, они начали говорить о том, что я использую Чемпионат мира ФИФА, чтобы приглашать людей в Россию и тем самым их подкупать. Как председатель организационного комитета, я имею право приглашать партнеров, коллег, кого угодно, на матчи Чемпионата мира. Я приглашал многих людей: футболистов, хоккеистов, теннисистов, бизнесменов из разных стран мира - все они приезжали на Чемпионат мира по моему личному приглашению.

Мне задавали вопросы представители шахматных федераций не только из Африки, но и из Европы, Азии и Латинской Америки. Я сказал: "Да, приезжайте, я могу пригласить вас на стадион". Я не мог предоставить всем билеты на финал, но некоторые гости отправились на другие матчи, например, в Самару.

Но я никогда не просил их меня поддержать. Я просто выполнил их мечту, и это не было связано с выборами.

Но вы знали, что это те самые люди, кто будет голосовать на выборах 3 октября?

Я получал запросы от федераций. Я не знаю, будут ли они делегатами или нет.

А это важно? В конечном счете, вы делаете подарок людям, которые в будущем смогут вам помочь.

Я не думаю, что это правильная трактовка. Если вы совершаете поступки, не основанные на обещаниях, не увязывая ваши действия с ответными действиями противоположной стороны, здесь нет ничего, что было бы связано с коррупцией. Когда я дарю подарки друзьям на день рождения, вы можете сказать, что друзья тоже мне как-нибудь помогут. Да, возможно. Но это не значит, что я не должен дарить друзьям подарки или цветы. Так же и с билетами.

Давайте я вам объясню, как распределялись билеты. У нас были билеты, которые надо было выкупать, и я сам платил за них. Еще в декабре я купил, как минимум, по два билета на каждый из матчей на тот случай, если бы мне понадобилось там присутствовать. Это же Чемпионат мира. Также у нас были бесплатные билеты, у которых не было денежного эквивалента. Это уже не я покупал билет и дарил в подарок. Это были приглашения, которые мы отправляли в российские регионы: очень бедным людям, важным людям, самым разным людям. Это было ограниченное количество мест. Они были также предназначены другим спортивным федерациям; у нас были люди из олимпийских комитетов от всех видов спорта. Я лично решил, что важно пригласить и людей, связанных с шахматами; у них такие же права, как и у хоккеистов или баскетболистов, которые хотели прийти на стадион. Они получали билеты через свои федерации. Почему мы не могли это сделать для шахматного сообщества?

Я постарался пригласить максимальное количество гостей, потому что я верю, что у всех этих людей одинаковые права. Некоторые люди говорили мне напрямик: "Мы не собираемся вас поддерживать. Да, мы приехали, но проголосуем за Найджела или господина Макропулоса, но мы здесь, потому что хотели увидеть Кубок мира и узнать, что вы думаете о шахматах, но мы не собираемся за вас голосовать". Эти люди были из Африки, Азии и Европы. Самые разные люди открыто заявляли, что не поддерживают мое выдвижение. 

"Они говорили: "Мы здесь, потому что хотели увидеть Кубок мира и узнать, что вы думаете о шахматах, но мы не собираемся за вас голосовать".

Сколько всего “людей из мира шахмат” приезжали в Россию? 

Около 15.

Вы оплачивали их расходы на перелет?

Нет. За перелет платили они сами или их федерации.

null

Ноэль Фумей, делегат от Того, входящий в вашу заявку, написал в группе WhatsApp  "Africa Chess News", что ему обещали 100.000 Евро. Это правда?

Я был очень удивлен этим. Я пригласил его в свою заявку  в телефонном разговоре, потому что его рекомендовали многие мои коллеги из разных сообществ в Африки и Европе. Я позвонил ему и сказал: "Вас рекомендуют многие уважаемые люди, я приглашаю вас в свою команду". Он сказал: 'Чудесно, тут же я начну переговоры со своими друзьями в Африке".

Потом, на следующий день, мне сообщили, что он заявил о поддержке в размере 100.000 евро. Но мы это даже не обсуждали! Я позвонил ему и сказал: "Прекращай это, ты городишь чепуху". И он прекратил. Разумеется, я оплачиваю его путевые расходы, потому что он мне нужен в Москве для участия в кампании. Я думаю, что это нормально. Здесь нечего скрывать.

В вашу заявку входят много новых людей, не новых для шахмат, но новых в качестве лидеров. Можете ли вы обещать делегатам, что в случае вашей победы те, кто сейчас работает в ФИДЕ, не останутся у власти? Например, сможете ли вы работать с Г-ном Макропулосом или Г-ном Боргом? Или их можно исключить из рассмотрения?

Да, в моей заявке есть новые люди, и я верю, что они нужны. Я высоко ценю всех, кто входит в мою заявку, и других людей, которые сейчас работают с нами. Мы приведем новых, молодых профессионалов, которые сейчас играют или организовывают турниры, многих хороших людей, которые ранее не могли участвовать в руководстве шахматами. Мы будем принимать решения на основании личных качеств. Если люди будут заслуживать остаться в руководстве, в управлении ФИДЕ, они останутся. Если Г-н Макропулос и его приближенные продолжат делать то, что они делают сейчас, я не думаю, что мы сможем с ними работать когда бы то ни было. Я уже сомневаюсь, что это возможно. Они отрезают последние пути к сотрудничеству.

Приехав в Бухарест, я думал, что мы сможем работать вместе. Теперь я утратил 99 процентов доводов в пользу курса на возможное сотрудничество. Я никогда не говорю 100 процентов, потому что я человек слова и выполняю свои обещания, но я практически утратил всякое доверие к ним.

Я буду работать со всеми людьми, которые действительно хотят работать на профессиональной и честной основе, которые готовы быть и являются честными людьми. Кроме того, нам нужны люди, которые могут отдать шахматам значительную часть своей жизни, не одну неделю, а работать по-настоящему, потому что сейчас ФИДЕ должно хорошо потрудиться.

Было предположение, что до 3 октября может состояться объединение. Например, Г-н Макропулос придет к вам и скажет, что выйдет из гонки и будет работать на вас. Это возможно?

У него была такая возможность, но я думаю, что он ее потерял. Если бы он сделал это в Бухаресте, я бы мог рассмотреть такое предложение, потому что у меня есть особые идеи по поводу руководства организацией. Во-первых, Генеральная ассамблея должна проходить ежегодно, а не раз в два года. Нам нужно отчитываться перед Генеральной ассамблеей и четко формулировать будущий курс. Мы должны планировать бюджет ФИДЕ на четыре года вперед, чтобы он был стабильным и долгосрочным, чтобы люди всегда знали, сколько средств у них есть и сколько они получат в будущем, а не только  в ближайшие несколько месяцев. У нас должны быть ограничения по срокам пребывания в должности. Не более двух сроков на одного человека.

"У нас должны быть ограничения по срокам пребывания в должности. Не более двух сроков на одного человека".

Ага,  в этом согласны все кандидаты.

Да. Еще нам в системе необходима ротация. Сейчас в моей заявке определены кандидаты на должности заместителя президента, генерального секретаря, вице-президента и финансового директора. Я считаю, что устав нужно изменить так, чтобы я мог производить ротацию, меняя должности, например, каждые два года. Я думаю, что это хорошо, потому что люди должны получать в своей жизни новый опыт. И у нас будет больше вице-президентов, номинированных и избранных на Ассамблее и более многочисленная команда, которую мы сможем использовать в разных должностях.

Я также думал о том, чтобы заменить президентский совет обычным советом директоров по образцу больших компаний,  где исполнительный директор является председателем совета, а совет принимает решения на основании устава. Я мог бы предложить Г-ну Макропулосу войти в этот совет, чтобы он продолжил свою работу на благо шахмат, не занимаясь непосредственным руководством организацией. Он бы мог обсуждать бюджет, обсуждать стратегические вопросы, входить в команду. Он отверг это предложение, сказав, что у него другие планы на ближайшие четыре года, но мы можем обсудить это в будущем. Он отказался, но других предложений для него у меня нет.

Мы еще не упоминали о Найджеле Шорте. Кажется, что его идеи близки к вашим. Что вы о нем думаете?

Я его уважаю. В особенности, я уважаю его как шахматиста. Я прекрасно помню матч Каспарова и Шорта в 1993 году в Лондоне. Я был в Лондоне в это время. Я думаю, что это великий гроссмейстер, но у него нет опыта руководства крупными организациями и нет такого политического опыта, как у меня. Я бы хотел с ним поговорить и обсудить будущее шахмат в случае своей победы на выборах. Если он захочет, я мог бы пригласить его работать в ФИДЕ. Я считаю его хорошим профессионалом шахмат, и он может быть полезен нашей организации. Шахматное сообщество в нем нуждается.

И Шорт, и Малкольм Пейн, входящий в заявку Макропулоса, заявляли, что хотят разорвать контракт с компанией Агон. Что вы об этом думаете?

Я думаю, что мы должны изучить контракт и то, как пройдет будущий матч на Первенство мира в Лондоне. Если прекратить действие контракта накануне соревнования, последствия могут быть очень плохими. Мы должны сделать все возможное, чтобы матч в Лондоне прошел успешно, и изучить контракт, а потом принять решение. Я слышал о нем много плохого, я обсуждал его с менеджерами Агона. Они старались меня разубедить, заявляя, что все позитивно и идет в нужном направлении, но я в этом сомневаюсь. Я не видел контракта - трудно отменить что-то, чего вы не видели, но нам нужны прозрачные и ясные правила чемпионского цикла, чтобы шахматное сообщество знало, кто за что отвечает, кто и сколько денег получает, и как все работает.

Но мы говорим об организационном уровне, о качестве работы.

Да, мы говорим о качестве, о медийном присутствии. В последние несколько лет матчи на первенство мира проходили незаметно. Большинство людей не знают, кто является чемпионом мира. Это недвусмысленно свидетельствует о качестве организации.

Я участвовал в организации матча в Сочи между Магнусом и Виши, и все говорили: "Да, он прошел успешно". По крайней мере, неплохо. Я что-то не слышал положительных отзывов о следующих матчах.

Вы собираетесь взаимодействовать с шахматной общественностью? Будете интересоваться ее мнением?

Давайте я расскажу о своих ближайших планах. Мой сайт будет готов примерно через неделю, там будет опубликован проект моей предвыборной программы, можно будет обсуждать его, комментировать, задавать вопросы. Я буду открыт комментариям, отвечать на вопросы, дискутировать и контактировать во время и после президентской кампании. По опыту работы в правительстве России я знаю, как это обеспечить. Люди знали, что со мной можно связаться, люди могли задавать мне вопросы в Твиттере, по почте, в открытых конференциях, где угодно. Мы делали многое на основе того, что я узнавал от окружающих; не через официальные обсуждения и организационные процедуры, а от людей, с которыми я общался в повседневной жизни, повсюду в России и мире. Я так делал, и я продолжу это делать.

Чем вы займетесь в следующие месяцы?

Я буду путешествовать по Европе, Африке и Латинской Америке, а потом снова вернусь в Европу. После этого я приму решение, как мне продолжать свою кампанию. 


В интервью, опубликованном через несколько дней после разговора Chess.com с Дворковичем, Зураб Азмайпарашвили, президент ЕШС и организатор олимпиады, сказал: "Я могу подтвердить, что Дворкович предлагал Макропулосу присоединиться к своей команде в качестве второго лица в организации, если Георгиос [Макропулос] снимет кандидатуру с выборов".  Однако, это не значило, что Дворкович предлагал ему стать заместителем президента, как он объяснил в письме:

"Я никогда не предлагал ему войти в мою заявку. Мы обсуждали возможное создание Совета ФИДЕ и его участие в этом совете. Он не проявил интереса. Я также не делал ему никаких формальных предложений".

 


Предыдущие репортажи:

Больше от пользователя PeterDoggers
Накамура в пулю дожал Уэсли Со, став чемпионом по Speed Chess

Накамура в пулю дожал Уэсли Со, став чемпионом по Speed Chess

Уэсли Со выходит в финал Speed Chess - сказка Дуды закончилась

Уэсли Со выходит в финал Speed Chess - сказка Дуды закончилась