Люди и компьютеры

Люди и компьютеры

Kravchenko_Oleg
Kravchenko_Oleg
16 июл. 2017 г., 11:04 |
0

С появлением компьютеров шахматный мир сильно изменился за последние 10-15 лет. Прежде всего произошёл у людей перелом в мировоззрении. Если раньше представлялось невозможным, что машина когда-нибудь сможет обыграть человека в шахматы, то сегодня уже наоборот, мало кто верит что человек сможет оказать шахматной программе хоть какое-то сопротивление. Современные шахматные движки играют на несколько порядков сильнее лучших гроссмейстеров мира.С появлением компьютеров шахматный мир сильно изменился за последние 10-15 лет. Прежде всего произошёл у людей перелом в мировоззрении. Если раньше представлялось невозможным, что машина когда-нибудь сможет обыграть человека в шахматы, то сегодня уже наоборот, мало кто верит что человек сможет оказать шахматной программе хоть какое-то сопротивление. Современные шахматные движки играют на несколько порядков сильнее лучших гроссмейстеров мира.

Более того, теперь у всех есть мощные компьютеры и каждый себе легко может установить мощную шахматную программу, чтобы с ней тренироваться, анализировать партии, готовиться к турнирам. Вот интересно, если переместиться в прошлое лет на 70 назад и рассказать людям обо всём этом, то какая будет реакция? Думаю, если повезёт, то в дурдоме не закроют happy.png Так быстро меняются времена, технологии, взгляды на жизнь. И сейчас сложно представить что будет ещё лет через 50-100.

Благодаря изобилию разных шахматных программ, шахматистам стало гораздо удобнее готовиться к турнирам, тренироваться, учить теорию. Всё теперь максимально автоматизировано, есть мгновенный доступ практически к любой информации, к партиям любого шахматиста. Удобно стало изучать дебюты. Уже не нужны тетради, вырезки из газет и журналов, обычные книги-энциклопедии, потому что достаточно отсеять в базе денных партии по нужному дебютному варианту, диапазону рейтинга шахматистов, временному промежутку, скомпановать из результатов дерево в один файл и сразу можно все актуальные варианты и идеи этого дебюта просмотреть на мониторе. Даже время не нужно тратить чтобы расставлять фигуры на обычной доске, они автоматически летают на экране монитора. И при просмотре можно и шахматный движок фоном включить, чтобы контролировал силу ходов, показывал ошибки, подсказывал идеи. Так можно очень быстро и качественно подготовиться практически по любому дебюту.

Ещё лет 30 назад на такую же подборку материала, его систематизацию, консультацию с гроссмейстерами могли бы уйти месяцы, если не годы. А сейчас час посидел за компьютером и всё готово. Плюс соперник для тренировок всегда с тобой. И не только на обычном компьютере, но и на телефонах. Потому что телефоны уже сами как компьютеры. Достаточно установить приложение и гроссмейстер, готовый с тобой играть в любое время суток, у тебя всегда в кармане. Причём будет играть на таком уровне, на каком ему скажешь: хоть как начинающий, хоть как чемпион мира. А потом можно занести партию в компьютер, поставить на анализ и он тебе её полностью прокомментирует, укажет на ошибки, где мог сыграть лучше.

Так, даже не выходя из дому, можно научиться играть в шахматы на уровне чемпиона мира. И кто знает, может как раз сейчас и начнут появляться никому неизвестные игроки уровня топ-гроссмейстеров. Которые тренировались дома, достигли со своим компьютером рейтинга в 2750 и решили что пора теперь и в свет выходить, побеждать все турниры один за другим. А что, сценарий очень даже правдоподобный. Вот посудите сами: для достижения уровня элитного гроссмейстера нужно около 10 лет регулярных тренировок. А когда шахматные программы вышли в продажу и стали доступны широкой аудитории? — где-то в 2005 году уже было несколько весьма сильных программ. И вот если представить, что в это время кто-то начал упорно ежедневно тренироваться с программой, то сейчас, когда на дворе уже 2017 год, можно ожидать появления самородков, которые будут беспощадно бить всю шахматную элиту. Очень хотелось бы на это посмотреть happy.png

И в целом шахматы стали довольно удобным видом спорта. Соперник всегда есть в телефоне. Не нужно выделять для тренировки особое время, место, не нужна спортивная форма. Появилось немного свободного времени — достал телефон, сыграл партейку. И так в течении дня можно успешно тренироваться довольно часто. Или если неинтересно с компьютером, то можно зайти на какой-нибудь игровой сервер и также играть с людьми. Даже в шахматный клуб ходить не нужно — он тоже всегда в кармане.

Но, как и всё в этом двойственном мире, каждое явление имеет как позитивные стороны, так и негативные. О позитивных моментах уже сказано достаточно. Может даже вообще теперь показаться что всё теперь настолько замечательно, что компьютеры принесли буквально шахматный рай. Но как бы не так. Есть и много негативных моментов. Появилась проблема читерства. Технологии продолжают стремительно развиваться и у людей всё больше возможностей появляется использовать помощь компьютера. А организаторам турниров всё сложнее становится контролировать шахматистов, чтобы всё было честно. Всё чаще появляются скандальные случаи, когда относительно слабый шахматист вдруг начинает играть пунктов так на 700 сильнее своего уровня.

И даже на высоком уровне гроссмейстеры иногда подозревают друг друга в использовании компьютера, вплоть до скандалов. Но такие случаи довольно редки. На мой взгляд, в подавляющем большинстве случаев всё проходит честно. Тем более на таком уровне используются самые современные технологии контроля, чтобы никакое внешнее послание никаким образом не дошло до игрока.

А вот рядовые турниры контролировать гораздо сложнее. И уже давно перестали откладывать партии. Теперь партия играется полностью от начала и до конца даже если 7 часов будет длиться. Ведь откладывать уже нет смысла. Потому что доигрывать партию потом будут уже не столько шахматисты, сколько их компьютеры. И это очень плохо, потому что в советское время откладывание партии было очень сильным фактором роста шахматиста. Когда он приходил домой и начинал долгими часами анализировать позицию, искать планы, идеи, вникать в её суть. И на следующий день при доигрывании начиналось именно противостояние шахматного понимания, кому лучше удалось проанализировать позицию и вникнуть в её суть. Это здорово поднимало класс игры.

Конечно, и сегодня можно брать разные позиции, анализировать сколько хочешь. Но это уже совсем другое. Не будет такой сильной мотивации и напряжения, не будет сильного желания постичь суть позиции, найти единственно верное решение. Потому что доигрывать эту позицию ни с кем не нужно, турнирное положение от этого не зависит. Нет того стрессового фактора, который бы заставлял напрягаться и выходить за рамки своих возможностей. Теперь это приходится делать только во время самой партии. Поэтому и игра по переписке потеряла всякий смысл.

Далее, «благодаря» компьютерам, шахматная теория настолько развилась, что практически исчерпала себя. За последние 10 лет теория продвинулась во много раз больше, чем за всю предыдущую историю шахмат. Уже глубоко проанализированы практически все существующие дебютные системы и их ответвления. Раньше шахматист мог разработать какую-то ошеломляющую новинку, придумать дебютную ловушку. А теперь всё изучено и изъезжено вдоль и поперёк. И довольно сложно теперь чем-то удивить опытного эрудированного шахматиста.

Поэтому шахматная игра на высоком уровне в каком-то смысле иссушилась, потеряла свою былую зрелищность, творческие порывы, неожиданные идеи. Стала уж слишком технична и нацелена на результат. Вообще, современные гроссмейстеры на самом деле редко играют в шахматы, как это ни странно звучит. Скорее соревнуются в теоретической подготовке, играют одни и те же заезженные схемы. Поэтому часто получаются скучные ничьи.

Но конечно, есть и довольно яркие творческие шахматисты, которые стараются играть нестандартно, творчески. Например, молодой венгерский гроссмейстер Ричард Раппорт играет весьма неординарно. И нередко делает настолько удивительные ходы, что зрители остаются крайне удивлены. И хотя Раппорт частенько попадает в трудные позиции от чрезмерной оригинальности, но зато нередко и выигрывает в довольно красивом эффектном стиле.

Украинский гроссмейстер Василий Иванчук тоже довольно яркая творческая личность. Играет все дебюты подряд, под настроение. Поэтому к нему невозможно подготовиться, никогда не знаешь как будет сегодня играть. И за доской он по-настоящему творит. Если есть вдохновение, то может обыграть кого угодно, хоть Крамника, хоть Карлсена.

Хорошо, что такие яркие творческие личности разбавляют ряды чрезмерно прагматичных и техничных шахматистов. Так появляется больше болельщиков, больше людей начинают интересоваться шахматами. Но если вернуться к влиянию компьютеров и шахматной теории, то теперь жизнь шахматистов усложнилась в том плане, что нужно уж очень много учить теории. Раз в 10 больше, чем в докомпьютерную шахматную эпоху. И поэтому шахматистам очень сложно справляться с такой нагрузкой, часто забывают варианты, которые вроде бы учили.

Но, как показывает убедительный пример Магнуса Карлсена, вовсе необязательно учить много теории. Есть и другой подход к шахматам. Новый молодой чемпион мира одерживает победы благодаря своему шахматному пониманию и мастерству, а не знанием теории. Более того, Магнус Карлсен даже хуже знает теорию, чем большинство гроссмейстеров из первой мировой двадцатки. Поэтому в дебюте преимущество чаще у его соперников. Но зато начиная с миттельшпиля он постепенно выравнивает позицию и начинает переигрывать соперника. Часто выигрывает в эндшпиле, когда соперник вымотан и начинает ошибаться. Таким образом, Магнус Карлсен доказывает, что главное просто уметь играть в шахматы, а не знать теорию.

Как видим, компьютеризация сильно изменила шахматный мир. Некоторые жанры шахматной игры вовсе исчезли (игра по переписке, игра с откладыванием и последующим доигрыванием). Но зато появляются и новые жанры. Например, «пуля», когда по интернету играют с контролем времени 1-2 минуты на партию. Там особый азарт и задор. Хотя от такой игры потом страдает игра в нормальные классические шахматы. Способность рассчёта вариантов укорачивается до полутора ходов и появляется рефлекс быстро сделать ход, а потом думать.

Другой популярный жанр — «адванс». Когда шахматисты играют при помощи компьютера. Смотрят какие компьютер считает варианты, какие ходы рассматривает для данной позиции как сильнейшие. И потом, прибавляя своё человеческое понимание, выбирают лучший по их мнению ход из предложенных компьютером. Но такой жанр мне тоже как-то не очень нравится. Потому что компьютер становится костылём, без которого потом сам думать не можешь. Появляется рефлекс по любому поводу запускать шахматный движок, чтобы он за тебя думал и анализировал позицию.

В целом от всего этого шахматы потеряли часть своей человечности. А ведь эта игра была создана для людей, а не для компьютеров. Вот в советское время какой ажиотаж был вокруг шахмат. С каким интересом и энтузиазмом люди следили за турнирами, матчами. Глядя на демонстрационную доску сами считали варианты, думали как бы они здесь сыграли и потом ход гроссмейстера часто оказывался неожиданным и приводил зрителей в восхищение. А сейчас комментаторы вооружены компьютером, на экране трансляции партии висят компьютерные оценки. Комментатор быстро заглядывает в базу данных, рассказывает кто как играл в этой позиции, как ошибался, потом включает компьютер, прикидывает варианты и всем картина полностью ясна.

Играющим гроссмейстерам только остаётся или повторить эту оценку и сделать сильнейший ход, который от них ожидают, или сделать неожиданный для компьютера ход, что в 95% случаев означает что он слабый. И теперь, если гроссмейстер играет очень хорошо, то все это воспринимают как должное. А если допускает ошибки (т.е. играет не по компьютеру), то начинают думать почему же он так слабо играет. А ты сам сядь на место шахматиста и без компьютера и попробуй сделать 40 точных ходов подряд happy.png

Когда шахматные программы только начали появляться, то проводились матчи, турниры людей против компьютеров. Это было очень интересно. Например, противостояние Гарри Каспарова и программы Deep Blue в 1996-1997 гг. Было два напряжённых интереснейших матча. В первом выиграл Гарри Каспаров со счётом 4-2. А во втором уже победил компьютер со счётом 3,5-2,5.

Следующее яркое противостояние компьютера и человека было в 2002 году, когда сражались чемпион мира Владимир Крамник и программа Deep Fritz. Матч закончился вничью со счётом 4-4. А в 2006 году Deep Fritz уже победил Крамника со счётом 4-2. Были и другие противостояния людей и компьютеров. Но потом такие матчи прекратили проводить. Особенно когда компьютеры стали слишком сильны. Считается, что уже нет в этом смысла, потому что у человека нет никаких шансов. Но я с этим несогласен. Верю, что возможности мозга безграничны и если их все задействовать, то компьютеру нечего будет противопоставить. Нужно только найти способ проявить эти возможности. Или вообще выйти на уровень озарений, входить в такое состояние, в котором великие музыканты и художники творили свои шедевры, а учёные совершали открытия. Наверняка и в шахматах можно войти в подобное состояние, когда и компьютер будет нипочём.

Было бы очень интересно сейчас смотреть на сражения компьютера и человека. Даже единичные факты побед уже будут говорить о том, что человек в принципе сильнее, просто не может одинаково хорошо считать в течении всей партии и не допускать неточностей. Человек всё же устаёт, выматывается, а у компьютера нет этого недостатка и он может сколько угодно играть на одном уровне. Жаль, что сейчас такие сражения не практикуются. Потому что это были бы не просто партии, а философия, влияющая на мировоззрение. Людям всегда будет интересно кто сильнее — машина или человек. Об том свидетельствует даже ошеломляющий успех фильма «Матрица».

Можно было бы аккуратно включить компьютер как игрока в какой-нибудь супер-турнир, но вне зачёта. Вот к примеру, проходит турнир по круговой системе. Если количество гроссмейстеров нечётное, то каждый день кто-то отдыхает. А вместо того, чтобы отдыхал, можно его усадить играть с компьютером. Причём по такому правилу, что если сумеет сделать ничью или даже выиграть, то получит дополнительные пол очка или очко соответственно. Таким образом, гроссмейстеры будут хорошо мотивированы сражаться против компьютера в «выходной», потому что есть дополнительный шанс улучшить своё турнирное положение. А зрители за такой партией будут следить с не меньшим интересом, чем за обычными партиями между людьми.

Вряд ли эта мысль дойдёт до шахматных верхов и организаторов супер-турниров, но для начала хотя бы пусть будет просто высказана в пространство. Вдруг когда-нибудь долетит по назначению или кто-то подумает точно также happy.png