Новости
Новости
Баришполец и Нильсен - противники Дворковича
Андрей Баришполец и Петер-Хайне Нильсен. Фотографии: fightforchess.com / Nielsen Twitter.

Баришполец и Нильсен - противники Дворковича

PeterDoggers
| 6 | Шахматная политика

До выборов президента ФИДЕ 7 августа 2022 года остается всего несколько недель. Кандидаты на должность президента Андрей Баришполец и вице-президенты Петер-Хайне Нильсен считают, что российское влияние в шахматах нельзя принимать как должное, и борются за свое избрание, располагая ограниченными ресурсами. 

Интервью проводилось 14 июля с помощью Skype. Перевод на русский язык публикуется с сокращениями.

Баришполец и Нильсен ведут свою кампанию онлайн, в том числе на сайте fightforchess.com. На странице GoFundMe, созданной 26 июня для финансирования дорожных расходов и затрат по продвижению, скопилось чуть больше 600$ пожертвований. Главный рупор кандидатов - твиттер Нильсена с 17.000 подписчиков.

Многие любители шахмат знают Нильсена, гроссмейстера и секунданта Магнуса Карлсена и ранее - Вишванатана Ананда. За последние несколько лет вы стали самым громким критиком действующей администрации ФИДЕ. Но кто такой Баришполец?

Баришполец: Как всем известно, я - украинец. Я родился и вырос в Киеве. Здесь же я получил дипломы по экономике и финансам. Я занимался шахматами с детства, но считаю себя полупрофессиональным шахматистом, потому что, несмотря на звание гроссмейстера, я не посвящал все свое время шахматам. В 2015 году я получил от университета Тексас Тек стипендию на обучение и приглашение играть за шахматную команду. Я выбрал экономику и в 2021 году успешно защитил свою диссертацию по агрокультуре и прикладной экономике. После этого я год проработал на PricewaterhouseCoopers в Лос-Анджелесе.

Вам всего 31 год, и вам может не хватать опыта. У вас есть качества, нужные для работы президентом ФИДЕ?

Баришполец: Да, я никогда раньше не думал, что буду выдвигаться на этот пост. Эта идея пришла мне в голову примерно три месяца назад. Я понял, что Дворкович хочет избираться на новый срок, а в шахматном мире не находилось альтернатив. Я подумал, что безальтернативные выборы совершенно неприемлемы, и нам отчаянно нужен подходящий кандидат. Потом я подумал, почему бы не выдвигаться самому? Я понял, что у меня много сильных сторон, которые помогут мне стать альтернативным кандидатом. Я начал собирать команду и обращаться за поддержкой к федерациям, потому что так называемая шахматная политика - новое дело для меня. Многие федерации никогда обо мне не слышали, и я стараюсь, чтобы обо мне узнали, потому что я - шахматист. Я - кандидат от  шахмат.

Andrii Baryshpolets
Андрей Баришполец: "Я - шахматист. Я - кандидат от шахмат". Фотография: Baryshpolets Facebook.

Мой возраст дает мне преимущество. Я никогда не возглавлял большую организацию, но думаю, что я довольно энергичен и нравлюсь людям. Возможно, у меня не хватает опыта дипломатии, но нужно всего лишь быть справедливым и придерживаться ценностей. Мне кажется, что все просто, потому что у нас есть справедливые правила, и если мы понимаем их и следуем им, и не лицемерим, как часто происходило в политике ФИДЕ, всем будет легко найти общую почву.

Возможно, у меня не хватает опыта дипломатии, но нужно всего лишь быть справедливым и придерживаться ценностей.
—Андрей Баришполец

Обсуждая проблемы с федерациями, я вижу, что мы говорим на одном языке. Мы все - шахматисты, наши проблемы одинаковы для всех. На любом континенте и большие, и малые федерации испытывают проблемы с организацией соревнований, обеспечением честной игры, с финансами и прочим. Проблемы одинаковы везде, поэтому я думаю, что мой опыт достаточен,  чтобы понимать мир шахмат и решать проблемы на местах.

(...) Я знаю, что не могу сделать все сам и думаю, что от идеи, что можно выбрать  президента, и он будет делать все сам, нужно избавиться. В целом, философия  должна быть иной. С одой стороны, у ФИДЕ должны быть постоянные сотрудники, с другой - нужно убедиться, что федерациям помогают решать их проблемы. Кроме того, федерации должны быть более активны, а их усилия - вознаграждаться. (...)

Нильсен: Сейчас президент назначает семь из 15 членов совета ФИДЕ, и мы думаем, что это неправильно. Совету нужно дать больше полномочий. У него они есть, но когда президент назначает столько членов, демократия превращается в автократию. Мы стремимся к демократии. Мы хотим видеть Андрея уважаемым лидером демократической организации, что важнее наличия сильного президента, управляющего всем самостоятельно.

Peter Heine Nielsen
Петер-Хайне Нильсен. Фотография Питера Доггерса/Chess.com.

При избрании Дворковича президентом в 2018 году он первым делом заменил президентский совет советом ФИДЕ. Его члены должны подписывать соглашение о конфиденциальности, что уменьшило прозрачность вместо обещанного увеличения. Что вы думаете об этом и о структуре ФИДЕ?

AB: Нужно начать с полного аудита дел в ФИДЕ. Извне невозможно понять все механизмы и связи между менеджментом ФИДЕ, советом ФИДЕ и комиссиями. Мы не уверены, что этот механизм оптимален, что он работает как надо. С этого нужно начать. Мы не стремимся к революции в ФИДЕ. Мы хотим видеть, что работает, а что - нет. Нам нужен адекватный, прозрачный для всех аудит.

Нужно начать с полного аудита дел в ФИДЕ.
—Андрей Баришполец

Мне кажется, что соглашение о конфиденциальности - это какой-то нонсенс. По моим сведениям, далеко не все члены совета ФИДЕ знают, как управляется ФИДЕ, какие зарплаты получают чиновники, как они управляют. Правила, которым следует менеджмент ФИДЕ, не являются публичными, поэтому вновь мы не понимаем хотя бы приблизительно, что именно делает ФИДЕ, как она работает и почему она работает именно так.

Как вы помните, в 2018 году Дворкович обещал сделать все спонсорские контракты публичными. Он это не сделал, и это - проблема,  потому что ФИДЕ заключает соглашения и не объясняет, почему. Это обязательно нужно менять. В конечном счете, ФИДЕ принадлежит шахматам и несет ответственность перед миром шахмат за свои действия и работу.

Нильсен: В целом, для нас главное - улучшить управление. Вы упомянули соглашения о конфиденциальности, которое мы считаем неправильными. (...)

Например, существует организация Play the Game [борется за демократию, прозрачность и свободу самовыражения в спорте], и мы собираемся следовать ее рекомендациям. Мы сразу сделаем подбор вакансий в ФИДЕ публичным. Вы подаете заявку, а мы выбираем кандидатов с нужными качествами, а не "тех, кто помог с предвыборной кампанией". (...)

Подбор вакансий в ФИДЕ будет публичным. Вы подаете заявку, а мы выбираем кандидатов с нужными качествами, а не "тех, кто помог с предвыборной кампанией.
—Петер-Хайне Нильсен

Действует ли требование полной прозрачности в отношении спонсоров? Генеральный директор ФИДЕ Эмиль Сутовский писал в Твиттере, что проблематично требовать полной прозрачности в спонсорских контрактах, и его доводы разумны.

"Я знаю цифры, потому что занимался многими соглашениями. Но публиковать отчеты - не мое дело. Каждый контракт направляется всем членам совета ФИДЕ, включая Магнуса. Я не думаю, что соглашения можно сделать публичными, но я уточню, можем ли мы открыть финансовые условия". - Эмиль Сутовский, 21 мая.  


Баришполец: В спонсорских контрактах могут быть закрытые, конфиденциальные условия, и это кажется мне приемлемым. Но в целом, мы говорим о том, что сейчас никто не видит никаких контрактов, и у нас нет никакого представления о том, на что идут деньги. Как я знаю, для спонсоров не проблема - заключать открытые контракты с международными спортивными организациями, с общественными благотворительными фондами и так далее. Мы не предлагаем сделать все контракты полностью публичными. Мы говорим о том, что нужно увеличить прозрачность. (...) 

Нильсен: Мы в целом хотим стать более прозрачными. (...) Но важно подчеркнуть, что мы собираемся выполнять все действующие контракты. Например, существует долгосрочное соглашение о сотрудничестве между ФИДЕ и "Гранд чесс тур". Мы собираемся выполнять все эти контракты. Для ФИДЕ как авторитетной организации важно, чтобы спонсоры могли рассчитывать на выполнение соглашений, несмотря на смену руководства. (...)

Мы в целом хотим стать более прозрачными.
—Петер-Хайне Нильсен

Перейдем к теме российского влияния и денег, главного объекта критики вашей команды. Можно задать вопрос, не осталось ли это в прошлом? Все соглашения с российскими спонсорами разорваны, а на сайте своей предвыборной кампании Дворкович замечает, что заработал более 6 миллионов евро на соглашениях с Chess.com, chess24, NRK и NBC. 

Баришполец: Это начало большой философской дискуссии о прошлом и будущем, потому что мы видим, как действуют и Кирсан Илюмжинов [президент ФИДЕ с 1995 по 2018 годы - ПД] и Дворкович: сначала вы создаете кризис, потом выставляете себя спасителем. Именно это сделал Илюмжинов в 1995 году. Он пришел как частный инвестор, чтобы спасти ФИДЕ от катастрофы, но мы все знаем, как прошли следующие 23 года. Они были катастрофой сами по себе, и эра Илюмжинова завершилась еще большим кризисом ФИДЕ. Потом Дворкович пришел как спаситель и принес много российских денег, а теперь он спасает от этих денег ФИДЕ. Если вы все эти годы следили за событиями, вы понимаете, что это - чушь.

Сначала вы создаете кризис, потом выставляете себя спасителем.
—Андрей Баришполец

ФИДЕ сейчас говорит: "мы разрываем связи с российскими деньгами", но я отвечаю: "господа, где вы были последние четыре года?". Они разорвали эти связи только потому, что им нужно было готовиться к выборам, потому что началась война, и им пришлось перенести олимпиаду из Москвы. Так дела не делают. Говоря об отсутствии российского влияния, они обманывают, потому что за последние четыре года в России прошло 11 из 20 крупных турниров, включая Кубок мира. Как после этого говорить о разрыве связей с Россией!

Дворкович разрывает связи, чтобы стать более популярным в мире шахмат и притворяться, что у него нет связей с Кремлем. (...)  Но мы знаем, что он сделал, его досье. Он не может стереть из своей биографии годы в российской политике. Это - главная проблема для тех, кто ничего не знает о шахматах, ничего не знает о ФИДЕ. Только увидев [Дворковича], они автоматически отворачиваются  от ФИДЕ, от идеи спонсировать ФИДЕ, и так далее. Руководители ФИДЕ говорят: "Мы хорошо поработали", но нам нужно проверить, что именно было сделано. ФИДЕ утверждает, что у нее есть права на трансляцию турниров, но она не привлекает спонсоров и новые компании, не создает новые турниры, а только передает свои права

Andrii Baryshpolets
Андрей Баришполец. Фотография: Baryshpolets Facebook.

Но телеканалы NRK и NBC - это уже не часть мира шахмат? Кроме того, ФИДЕ продала права китайскому телеканалу.

Баришполец: Да, это здорово, но до этого много лет у нас были спонсоры, связанные с Дворковичем.  Он привел их, и мы видели их четыре года. Можно привлечь других спонсоров и сказать: "У нас отличный продукт. Шахматы - увлекательная игра, чья популярность многократно выросла из-за пандемии, сериала "Ход королевы" и других вещей".  ФИДЕ не может сделать шахматы коммерчески привлекательными, создать хороший продукт, зато она изображает как успех заключение нескольких  соглашений с компаниями вне мира шахмат. Нам нужно больше cоглашений, десятки соглашений, сотни соглашений и так далее.

Ключевой пункт вашей программы заключается в том, что с бывшим российским политиком в качестве президента ФИДЕ продолжает нести репутационный ущерб, как это было в правление Илюмжинова. Вы можете доказать, что Дворкович мешает шахматам искать спонсоров?

Нильсен: Я так думаю. Спонсор платит потому, что видит коммерческую выгоду. Он хочет продать свои продукты. У шахмат очень мало таких спонсоров. Большинство спонсоров, пришедших с Дворковичем, делали пожертвования. Например, наш самый большой спонсор, "Российские железные дороги", не продают никакие продукты, связанные с шахматами. Мы надеемся, что это изменится.

Спонсор платит потому, что видит коммерческую выгоду. Он хочет продать свои продукты. У шахмат очень мало таких спонсоров.
—Петер Хайне Нильсен

За последние четыре года мы не видели никаких спонсорских соглашений с ФИДЕ со стороны больших западных брендов. Почему это произошло?

Нильсен: Руководство ФИДЕ иначе смотрит на мир. Оно связано с российскими спонсорами. У Дворковича есть связи в российском агропромышленном лобби, "Фосагро" и подобных компаниях. Он занимался организацией чемпионата мира по футболу при поддержке "Российских железных дорог", а раньше входил в совет директоров "Росатома". Если у вас есть доступ к деньгам российских государственных компаний, вы их берете и не смотрите в других направлениях. Вот и все причины.

Я хочу кое-что заметить. У ФИДЕ есть соглашения с Chess.com, chess24 и некоторыми компаниями вне мира шахмат, и они сохранят силу при любом исходе выборов. Эти контракты выполняются при Дворковиче, но они будут выполняться и при Баришпольце. Вопрос не в том, кто уже заключил соглашения - вопрос в том, кто может заключить новые. У Дворковича были деньги от российского государства, но во-первых, нам они не нужны, а во-вторых, мы их теперь не получим из-за санкций. Не нужно больше говорить о прошлых успехах. Главный вопрос -  кто найдет новые деньги, не связанные с Россией. Мы думаем, что шансы Андрея намного выше в связи с его образованием и более глобальной перспективой.

Главный вопрос -  кто найдет новые деньги, не связанные с Россией. Мы думаем, что шансы Андрея намного выше.
—Peter Heine Nielsen

Что поможет вам успешнее привлекать спонсоров?

Баришполец: Давайте говорить не как я буду привлекать спонсоров, а как шахматы будут привлекать спонсоров. Для этого нужно работать вместе. Мы просто этого не понимаем, мы боимся этой идеи. Вспомним Кирсана. Тогда говорили: "У нас есть Кирсан, и никого лучше не найти. Он уже спас ФИДЕ, давайте выберем его снова. Все не так уж плохо, давайте оставим все как есть, потому что мы боимся что-то менять". Конечно, я не звоню напрямую компаниям или в правительство [России], как Дворкович, но это нам и не нужно.

Нам нужно показать свою ценность, и тогда будет легко постучаться к спонсору и сказать: "У нас есть продукт, у нас есть что-то новое, мы вне политики". Мы показываем свою приверженность глобальному развитию шахмат. Мы ничего не стараемся прятать. Мы не проворачиваем коррупционные сделки за сценой, не подписываем закрытые спонсорские соглашения. Нет, мы полностью прозрачны, готовы говорить и обсуждать. Идея в этом. Мы должны следовать этой логике. У нас нет денег, которые мы принесем в ФИДЕ. Нам нужно сделать ФИДЕ более ценной, и тогда деньги пойдут отовсюду. Люди не верят в это, потому что никогда не видели этого, и ФИДЕ не удается стать ценной.

У нас нет денег, которые мы принесем в ФИДЕ. Нам нужно сделать ФИДЕ более ценной, и тогда деньги пойдут отовсюду.
—Андрей Баришполец

PHN: Говорят, что деньги приносит президент, но за это отвечает Сутовский. Это он заключает сделки. Мы считаем, что Андрей как президент может принести больше денег, чем Дворкович. Идея, что за деньги отвечает лично президент, - ложная. Так было, когда деньги давал Кирсан, или Дворкович привлекал российских спонсоров. Мы не делаем вид, что где-то припрятали миллионы, но мы можем привести новых спонсоров. Наличие президента с хорошей репутацией важно для тех, кто принимает решения о спонсорстве. ФИДЕ справедливо говорит, что это - командная работа, и мы думаем, что наличие президента с хорошей репутацией ее облегчит.

Вернемся к тому, что случилось за последние четыре года: насколько вероятно, что российское влияние на ФИДЕ сохранится при Дворковиче и в будущие четыре года?

Баришполец: Ясно, что российские деньги связаны с Дворковичем. Российские спонсоры пришли в ФИДЕ в 2018 году. Остается один вопрос: какова их мотивация? Они действительно любят шахматы и хотят их развивать? Это неясно.

Вы думаете, что российские спонсоры  постепенно вернутся?

Нильсен:  Я так думаю. Дворкович - россиянин. Он там родился. Если мы хотим увести шахматы от российского влияния, нужно выбирать другого президента. Дворкович не скрывал, что он был выбран при поддержке российского правительства. Он говорил об этом в интервью BBC. Участие посольств России также было очевидным, и он это признавал. Можно сказать, что его привело на эту должность российское государство.

Сегодня связи разорваны, но 90 процентов его президентского срока прошло при сильном российском влиянии. Обстоятельства изменились, но он будет постепенно возвращаться к прежней практике. Россия надеется, что от санкций постепенно откажутся.  Шахматы могут стать одним из первых шагов в этом направлении, и именно этим займется Дворкович и теперешнее руководство, к этому они стремятся. Андрей все изменит. Если люди не хотят возврата к прошлому, нужно менять руководство сейчас.

Андрей все изменит. Если люди не хотят возврата к прошлому, нужно менять руководство сейчас.
—Петер-Хайне Нильсен

Баришполец: Важно не что случится с ФИДЕ через год, а какой мы хотим ее видеть через пять или 10 лет. Мы хотим снова вести разговоры о том, как избавиться от российского влияния? У нас снова будет президент, политически связанный с одной из стран? Нам нужно поменять шины и начать движение в другом направлении.

ФИДЕ не должна использоваться для обеления с помощью спорта в интересах одной из стран. Я надеюсь, что война скоро закончится, но это мало что изменит. Шахматный мир не должен снова оказаться под этим влиянием. Если вы спросите: "Хороший ли президент Дворкович?", - я отвечу: "Нет". Невероятно, что он до сих пор занимает этот пост. Его политическая зависимость от России и давние связи с Кремлем нарушают хартию ФИДЕ. Он говорит, что связи разорваны, но это так не работает. Если известно все,  что вы делали раньше, что вы совершили, вам уже этого не отменить. Люди, находящиеся вне этой системы, узнают об поступках, о том, что много лет совершалось в ФИДЕ. Вы не можете сами разорвать связи и сказать, что все в порядке.

Российское правительство всегда влияло на выборы в ФИДЕ, а в последние десятилетия мы видели безоговорочные победы Илюмжинова и Дворковича. Что даст вам шанс в этот раз?

Нильсен: Я думаю, что российский контроль в шахматах терпели, потому что россияне  приносили деньги и помогали проводить соревнования. Кроме того, Россия и Советский Союз были большой силой в мире шахмат, и это принималось всеми. Сам Дворкович был довольно популярен. До 24 февраля все ждали шахматной олимпиады в Москве, и на выборах у Дворковича не было бы альтернатив.

Наши споры похожи на споры европейских политиков о том, почему они стали настолько зависимы от российского газа и так долго терпели [Путина]. Теперь ситуация изменилась с моральной и практической точки зрения. Российские спонсоры ушли. Дворкович стремится как можно сильнее  дистанцироваться от России. Он не упоминает, что Федерация шахмат России поддерживает его, хотя та публично заявляла об этом. Он понимает, что чем сильнее  дистанцируется от кремлевского режима, тем лучше. Вряд ли Россия будет вмешиваться в дела ФИДЕ напрямую.

Баришполец: Мне ясно, что небольшие федерации сильнее зависят от ФИДЕ и от действующего руководства. Поэтому Кирсана перевыбирали 23 года. Конечно, это неадекватно, и систему нужно менять. Мы видим, что нужны изменения в правилах выборов, и что нужно действовать в этом направлении, и мы видим, что Двворкович нечестно ведет свою кампанию. Мы видим, как многие чиновники ФИДЕ агитируют за Дворковича, но этого не должно быть. Служащие ФИДЕ не должны участвовать в выборах президента.

"Сегодняшний пример из твиттера. Бологан, служащий ФИДЕ, вел кампанию вместе с Дворковичем в 20188 году. Месяц назад он побывал с Дворковичем в аналогичной поездке и пишет о себе и Дворковиче "мы". Что это, если не ведение предвыборной кампании", - Петер-Хайне Нильсен.

 В то же время, я понимаю, что работу и решения малых федераций нужно защитить, но вижу, что этого не происходит. Многие федерации боятся выражать свою точку зрения и высказываться против действующей администрации ФИДЕ. Они боятся мести. Это ужасная практика. Что делать с этим в будущем? Федерации не должны зависеть от ФИДЕ. Только тогда мы сможем быть уверены, что совет ФИДЕ и континентальные президенты выбираются на основе своих достоинств и программ, а не в зависимости от сумм, предложенных делегатам. Тогда кандидаты будут обсуждать свое видение будущего шахмат, а не искать подход к делегатам.

Многие федерации боятся выражать свою точку зрения и высказываться против действующей администрации ФИДЕ. Они боятся мести.
—Андрей Баришполец

Нильсен: Я добавлю, что мы понимаем, что от ФИДЕ зависят 150 федераций, и мы не собираемся лишать их средств к существованию. Мы хотим сделать отношения более прозрачными. Мы хотим вести ясные критерии, чтобы все зависело от заслуг, а не, скажем так, соглашений. И страны, проголосовавшие за нас, и страны, проголосовавшие против, должны чувствовать себя в безопасности и понимать, что все будет делаться прозрачно и без принятия ответных мер. Мы хотим, чтобы это было ясно.

Многие федерации спрашивали у нас, стремимся ли мы изменить систему одна страна - один голос. Наш ответ - нет. (...) Если избирательная система и будет меняться, то по решению Генеральной ассамблеи и по инициативе совета ФИДЕ, а не президента. (...)

Дворкович вошел в предварительный украинский санкционный список. Насколько это важно?

Баришполец: Я могу только сказать, что Дворкович действует под угрозой санкций и знает это. По умолчанию это очень рискованно для ФИДЕ. Зачем выбирать президента, который может попасть под санкции? Если он и попадет под санкции, то не из-за шахмат. Это зависит от его прошлого. Он до недавних пор оставался председателем Фонда Сколково. Неясно, попадет он под санкции или нет, но эти вопросы сами по себе вредны для шахматного сообщества. В этих обстоятельствах [Дворковичу] было бы лучше уйти в отставку и не подвергать ФИДЕ рискам.

Нильсен: Вы называете список украинским, но это список группы Ермака-Макфола. Как я понимаю, это украино-американская организация, дающая рекомендации. Я также обращаю внимания на их доводы. У них есть точный список заявлений Дворковича. Он говорил от имени России, заявляя, что сообщения об обстрелах с российской территории с июля по сентябрь 2014 года были ложными. Он утверждал, что фото со спутников США и отчеты Беллингкэт были ложными, хотя нет сомнений в их подлинности. У нас есть российский президент, распространяющий ложную информацию о серьезных военных проблемах. Это само по себе должно привести к его дисквалификации. В недавних дебатах Дворкович заявлял, что он вошел в начальную редакцию санкционного списка из-за шахматной политики, но я думаю, что это не так. В докладе Ермак-Макфола все прекрасно документировано. Нечестно говорить, что санкции вводятся из-за шахмат.

У нас есть российский президент, распространяющий ложную информацию о серьезных военных проблемах. Это само по себе должно привести к его дисквалификации.
—Петер-Хайне Нильсен

Поговорим о розыгрыше звания чемпиона мира. Вы хотите менять правила? Что вы думаете об отборочных соревнованиях среди женщин, где турнир претенденток заменили нокаутом?

Бапишполец: (...) Нельзя менять правила в середине цикла. Это неадекватно. Если смотреть на историю, ФИДЕ постоянно меняла правила, контроль времени, другие вещи. Такого быть не должно. (...) Нужно придерживаться стратегических целей, (...) но руководство ФИДЕ действует волюнтаристски, по обстоятельствам и не думает о спортивных принципах. Нам нужно придерживаться уже согласованных правил.

Нильсен: Ясно, что в проведение турнира претенденток вмешалась политика. Шахматистки были разделены на две группы, чтобы свести к минимуму встречи между украинками и россиянками. Я согласен, что нельзя менять правила посреди цикла. Это - базовый принцип. Кроме того, неправильно менять правила незадолго до выборов. Изменения могли быть сделаны новой администрацией. Это было бы демократичным. Действовать  нужно было быстро, но пару недель это могло подождать. (...)

Peter Heine Nielsen Viktorija Cmilyte
Петер-Хайне Нильсен со своей женой Викторией Чмилите, гроссмейстером и спикером литовского Сейма. Фотография: Nielsen Facebook.

[Баришполец покидает звонок, и на последний вопрос отвечает только Нильсен]. Петер, что вы думаете о борьбе с Анандом, вашим прежним боссом?

Нильсен: Иногда вам приходится играть за другую команду. Виши и я, мы уже боролись за разные команды прежде. Это не отменяет того, что мы проработали вместе 10 лет, и это был невероятный опыт, о котором я всегда вспоминаю с теплотой. Возможно, я слегка разочарован им, а может и он - мной. Мы выражаем две разные точки зрения на российское влияние в шахматах. Я думаю, что сам Виши натерпелся от него в своей шахматной карьере. Я помню, что Виши пришлось не только выигрывать в борьбе с Владимиром Крамником чемпионат в 2007 году, но и побеждать его потом в матче. Россия всегда контролировала ФИДЕ и поддерживала своих шахматистов .

После 24 февраля пора решать с моральной и практической точки зрения.
—Петер-Хайне Нильсен

Я думаю, что Виши договорился войти в команду Двворковича еще до 24 февраля. Разница и в том, что он видит российское влияние в мире шахмат как свершившийся факт. Я готов подразнить его, сказав, что он думает: "Не можешь победить, присоединись", а у меня другое отношение. После 24 февраля пора решать с моральной и практической точки зрения. Близкие связи с Россией вредят шахматам. Можно спорить о том, вредили ли они раньше, но сейчас вред очевиден.

Больше от пользователя PeterDoggers
Прага 2024: Абдусатторов входит в десятку всемирного рейтинга

Прага 2024: Абдусатторов входит в десятку всемирного рейтинга

Вэй И - победитель Вейк-ан-Зее 2024

Вэй И - победитель Вейк-ан-Зее 2024