РШШ

mobidi
mobidi
Feb 1, 2014, 3:32 AM |
0

С Новым Годом, дорогие любители шахмат! Деревянный конь, надеюсь, принесёт всем Вам много творческих успехов, хотя он и странного зелёного цвета ( надеюсь, что Вы сыграете свою " вечно зелёную партию). Постараюсь Вам помочь. Первое, что нам нужно - это правильная шахматная философия, правильные творческие установки. Нерекомендую Вам идти по стопам М.Карлсера - его "творческие" установки узкие и ... он очень любит играть без ферзей, это и понятно - молодой холостяк. Предлагаю Вашему вниманию "вечно зелёную" статью замечательного русского Мастера Василия Панова. Это был не только блестящий атакёр ( что признавам даже сам А.Алехин), но и философ шахматной Атаки, и даже её Поэт.

 

СОМНЕНИЯ МАСТЕРА

Вместо эпиграфа

В 1922 году в Вене вышла небоьшая книга гроссмэйстера Рихарда Рети « Новые идеи в шахматах». Книга имела поирясабщий успех, стала знаменем шахматной школы ультрамо-

дернистов и сделала колосальный вклад в теорию нашего времени.

Содержание этой книги достаточно исчерпываеться как её названием, так и следующей цитатой из неё:

«Наша общая идея заключаеться в признании принципиального различия между научными законами, которые мы познаём из физики или математики, и так называемыми шахматными законами. Законы природы имеют силу при всех обстоятельствах. Шахматные же, или более широко стратегические, принципы являються правилами действия, которые применимы часто, быть может — в большинстве случаев, но иногда бывает лучше, если с ними не считаться. Подобно тому, как и в жизни не может быть абсолютных норм, так и в шахматах не существует абсолютных правил ».

Это определение сущности шахматной игры, мне кажеться, в настоящее время многими, если не всеми, позабыто.листая старые книги я наткнулся на интерестную статью Василия Панова которая очень актуальна и сегодня.

КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ ТЕРЕОТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

При просмотре современных шахматных партий, статей,анализов и даже учебников для начинающих у меня создаёться впечатление, что современная тереотическая мысль переживает кризис, подобный тому, который был перед появлением книги Рети. Вкратце напомню шахматную историю.

Теория Стейница, направленная против старой узкокомбинационной школы прошлых веков, была создана на научных элементов шахмат. Понятия центра,позиционного преимущества, корректности атаки и защиты, слабых и сильных пешек и пунктов и т.п. Дали грозное оружие тогдашней шахматной молодёжи против романтических стариков. Тарраш, Шлехтер,Мароци, Дурас, Рубинштейн, Тейхман уже вскоре стали обганять в турнирах Чигорина, Цукерторта, Гунсберга, Блэкберна, Берна и других.Это была победа не только молодости над старосьтю, науки над фантазией, боксера над драчуном, пулемёта над луком и стрелами.Эта победа быда для того времени глубоко прогресствным явлением, хотя и оказалась пирровой. Отступление риска и рассудочность были возведены в закон, в основной принцип. Появились короли ничьих вроде Шлехтера, ухитрившегося даже на гамбитном, то есть при сугубо острых и рискованных началах, турнире в Бадене в 1914 году сделать в 18 партиях 14 ничьих.

Играть стали корректно, но чрезвычайно скучно и сухо.

Затем появились Капабланка, своей изумительной практикой внешний в омертвевшие законы Стейница небывалую динамичность и диалектичность, и исключительно оригинальный экспериментатор и тактик Нимцович. Вместе с Рети и Тартаковером в тереотической области и Капабланкой и Алехтным в практической Нимцович ревизует законы Стейница и создаёт современную нам школу на новой , маневренной, динамической основе.

Шахматная игра снова оживилась, снова стала интересной.

Но, забывая о замечательных словах Рети, процетированных выше, присяжные теоретики-популяризаторы возвели и эти, всё же условные, законы в нечто незыблемое, в нечто не подверженное критике.

Шахматная мысль вновь застыла. Вариант убил идею, и сугубый рационализм парализовал живую мысль и поиски новых путей.

Были сделаны успешные попытки возвести и шахматную игру ( мудрую, хорошую, интересную, но всё же только игру! ) в ранг схоластической средневековой науки. Поясняю всю мысль: как известно читателю, а может быть уже скоро станет и неизвестно,цель шахматной партии — дать мат королю противника. Этого можно добиться различными способами. Основной и простейший из них — подучить подавляющее материальное преимущество, после чего партнёр должен сдаться.

Однако подавляющее материальное преимучество проще всего обеспечить путём получения незначительного материального преимущества. Незначительное материальное преимущество легче всего прлучаеться из подавляющего позиционного преимучества. Подавляющее позиционное преимучество легче всего достигаеться из незначительного позиционного преимучества. Незначительного позиционного преимучества можно добиться путём образования того или иного дефекта в позиции противника, например слабой пешки. Образования у противника слабой пешки легче всего достичь, если её предварильно изолировать и блокировать. Для того чтобы изолировать и блокировать пешку ( или вызвать другую слабость ), надо создать соответствующую миттельшпильную позицию . Для подобной миттельшпильной розиции надо разыграть соответствующий дебют. Вся изложная схема для современного высококвалифицированного, подкованного научными шипами шахматиста — азбука и программаю

До какой же степени измельчало содержание шахматной игры с точки зрения , например, начинающего шахматиста!Этому несчастному человеку вместо ясного и примитивного изложения правил шахматной игры преподносят такие вещи , как понятие о центре , сучность которого для него абсолютно недоступна, что правильно отмечает Б.М. Блюменфельд в нр.1 журнала «Шахматы в СССР» (1940).

Для примера приведу цитату из «Учебника шахматной игры для начинающих» под редакцией П.Ф.Романовского.

Стр. 63:» Подчас на протяжении всей ( разрядка везде моя - В.П.) партии борьба между противниками сводится к тому, чтобы занять центр или «овладеть центром» (какая узость цели с точки зрения начинающего!-В.П.)». Дальше Романовский продолжает: «Такое внимание к центру являеться , очевидно, седствием того особого значения, которое имеет центральная территория (!!) c точки хрения её сратегического положения в отношении остальной части доски. Центр представляет собой как бы высоту, господсвующую над всем окружающим её пространством» , и т.д.

Спрашиваиться , что может дать начинающих и малоквалифицированных шахматистов , я всегда замечал, что они с достойной твёрдосью придерживаються рецептов П.А. Романовского и занимают «господствуюшую высоту», то есть центр. Однако потом они не знают , что им делать с центром, и проигрывают на самой примитивной комбинационной ловушке, и немудрено!Едва ли им может принести пользу и утешение указание Романовского ( в том же учебнике ,стр.125), что «темой комбинации является к о н е ч н а я ц е л ь е ё».

Если добавить, что в том же учебнике идёт речь о «форпостах» , «оккупации пунктов» и тому подобных вещах, и сопоставить это с бюрократически — методическими анкетами (см. «64»1940), предлагаемыми П.А. Романовским . - станет ясно, до какой степени теоретики шахматной игры иногда отрывают её от практики.

 

 

Продолжение следует.