Lenin's chess table

Lenin's chess table

introuble2
introuble2
|
17

Searching in the Soviet chess magazines of the 1960s for my previous blog, I've bumped into these interesting photos of the head picture, where, as you can see, a chesstable for four players is presented. The host article had the title Great Friend of Chess [= Великий друг шахмат in Шахматы (Рига) 8/1965], and its main topic was Lenin and chess. After some storytelling around Lenin's avocation with chess, especially on a game-scene in London 1902 and during the years of prison and exile, the article comes to the issue of the chesstable of the photo...

According to the article this was a chesstable made by a revolutionist, after Lenin's special order and instructions. It had a cache, controlled by a secret button, where illegal documents of the communist party were hidden. And it was placed at the house of Anna Ulyanova [Lenin's sister] and her husband [Mark Timofeyevich Yelizarov] in Saratov, saving them by many police incursions.

detail from Шахматы (Рига) 8/1965

Anna Ulyanova in the book Reminiscences on Ilyich devotes a chapter on this chess table [="Воспоминания об Ильиче - ТАЙНА ШАХМАТНОГО СТОЛИКА" found in leninism.su].

// full texts of both previous Russian articles are presented in the end of this blog, while their translation was approached via googletranslate, wordereference, wiktionary & en.openrussian.org

There she sets clearly enough that the chess table of the picture, that saved her many times from prison during the years before 1917, was constructed around 1900 after her husband's instructions but based on an earlier version. The original idea belonged to Lenin, who ordered and obtained one around 1894-95.

Probably this one was the chess table, found in a documentary about Anna Ulyanova in https://www.net-film.ru/en/film-52189/ [part 1, around 3:30], but couldn't understand anything of the comments.

During these years, Lenin could be found in St. Petersburg at his early revolutionary activity, as a member and co-founder of the League of Struggle for the Emancipation of the Working Class, a union of about 20 smaller Marxist study circles. On the night of Dec 20, 1895, the leading figures of this League were arrested in the house of Vaneyev, and via this chess table Lenin kept safe some League's secrets.

The likely four-handed chess players... Members of the League, [left to right] standing: Alexander Malchenko, P. Zaporozhets, Anatoly Vaneyev. Sitting: V. Starkov, Gleb Krzhizhanovsky, Lenin, Julius Martov, St. Petersburg, 1895

Something that attracted my attention is the type of the chess table! As it can easily be seen, it's a four-player one, reminding the board that is played here in chess.com. Aware of the recent batgirl's article Double the Fun, I knew that Russians at the time were playing a version of four-handed chess, but not this one. The Russian version was with more pieces and extensions on the corners of the board, as it occurs from a translated Petrov's article in Schachzeitung of Nov 1850. This board reminded the version that appeared in a book of 1784 in Dessau GER by some K.E.G. [Unterricht im schachspiel unter vieren]. In 1837 Waidder in his Schachspiel, described it as a recent invention, popular in some German provinces.

from Waidder's Schachspiel

As this chesstable was made primarily to hide illegal documents, the four-handed type could easily be explained as justifying the presence of more men in a house in a case of a police raid or a bigger crypt. But why the specific four-handed type that maybe was strange to Russian tradition and could attract some attention, in a Russia of the unshakable autocracy?

Revolutionary semiotics? Or perhaps just the new four handed type had reached in Russia? Anyway...

If this 2nd chesstable is of the same type of the one that Lenin firstly ordered, maybe the following has something to do with it: Lenin had recently traveled in Europe [spring 1895] searching for Georgi Plekhanov, Lenin's ideological inspirer at the time, that actually met in Switzerland. In this trip he also met Wilhelm Liebknecht in Berlin, a German socialist, Marx's friend but also Marx's older chess fellow! It could be possible that there lies the origin of the chesstable's idea, and judging by the results a successful idea [on these see Lenin: A Biography by Robert Service, p. 103, Karl Marx: Biographical memoirs by Wilhelm Liebknecht, chapter "A stormy chess match" found in marxists.org].

the article from Шахматы (Рига) 8/1965

After some ocr the russian texts in editable form

From the book "Воспоминания об Ильиче" by Anna Ulyanova, found in leninism.su websit

ТАЙНА ШАХМАТНОГО СТОЛИКА

Шахматный столик для партий вчетвером с потайным выдвигающимся плоским ящиком служил хранилищем для нелегальных рукописей, писем и печатных материалов в нашей семье. Заказанный по рисунку, сделанному моим мужем, Марком Тимофеевичем Елизаровым, в 1900 году в Москве, он исколесил вместе с нами всю Россию, передвигаясь в Самару, Киев, Петербург, Саратов, Вологду, опять в Петербург и снова в Москву.

Первоначальная идея столика принадлежала Владимиру Ильичу, который со времени своего переезда в Петербург осенью 1893 года и начала нелегальной работы развивал мысль о необходимости каждому иметь у себя какое-нибудь потайное хранилище для нелегальщины. «Например,— говорил он,— круглый столик с выдолбленной ножкой».

В 1894—1895 годах он осуществил этот план, заказав в Петербурге через товарищей-рабочих, участвовавших в организации, такой столик. Его единственная толстая ножка, от которой шли, как обычно, три расходящиеся короткие ножки, была выдолблена. Точеная пуговица, которой оканчивалась ножка, отвертывалась, и в отверстие можно было засунуть довольно большой сверток.

Столик выдержал свой первый экзамен в ночь ареста Владимира Ильича 9 декабря 1895 года. Полиция не проникла в его тайну, и ничего нелегального поэтому у Владимира Ильича взято не было. Он перешел затем во владение Надежды Константиновны и у нее оправдал себя, будучи перевезен ко мне ее матерью после ее ареста 9 августа 1896 года с содержимым: с переписанной частью объяснений к программе социал-демократической партии, которые Владимир Ильич посылал из тюрьмы написанными молоком между строк книги.

Продолжая работу по расшифровке и переписке объяснений, я также перед каждой ночью начиняла результатами своей работы ножку столика, а законченные главы относила А. Н. Потресову, который передавал их в какую-то надежную квартиру. Так поступила я и с последним свертком переписанного, опустошив столик. Через пару дней мы должны были уехать с матерью на рождественские праздники в Москву, к остальной части семьи. Накануне или в день отъезда ко мне пришла А. М. Калмыкова и сообщила об аресте Потресова. Но программу, сказала она, он успел передать в верное хранилище. Помнится, что я говорила о столике Александре Михайловне2. Но куда он попал и дальнейшая судьба его мне неизвестна. Правда, он дал уже трещину от торопливо ввертываемой пуговицы и нуждался в ремонте.

Большим неудобством хранилища этой конструкции было то, что для вкладывания в него рукописей приходилось всякий раз переворачивать столик ножкой кверху. И вот муж мой надумал другую конструкцию, которая была осуществлена в шахматном столике. Тут приходилось вынимать только один ящичек, и дело шло так быстро, что иногда мы вкладывали кое-что уже после ночного звонка, возвещавшего о прибытии «гостей». Но обычно, не дожидаясь ночи, очищали при помощи столика квартиру. И постоянно в потайном ящике что-нибудь да хранилось.

Этот столик выдержал еще более длительный экзамен. С 1902 года, когда были арестованы в Москве Марк Тимофеевич и Мария Ильинична, до февраля 1917 года, когда была арестована перед самой революцией я, ни разу, ни при одном из всех обысков, которым подвергалась наша семья, столик не выдал себя. Нас спрашивали иногда о содержимом его ящичков, мы приносили ключи и, как бы для проформы порывшись в наполнявших их разноцветных шахматах, ящики задвигали вновь и переходили к столам, содержавшим книги и бумаги.

Не раз было, что столик выручал нас от серьезных последствий. И он, можно сказать, спас меня и сестру Марию Ильиничну от каторги в Киеве в 1904 году, когда в его потайном ящике хранился весь архив ЦК, выбранного на II съезде партии в 1902 году . Никаких данных против нас, кроме шпионских показаний, не оказалось, и мы были освобождены через полгода до окончания дела.

Последней перед революцией зимой 16—17 года у меня было на Широкой улице три обыска. Столик не вызвал, как и раньше, ни малейшего подозрения, сохраняя и революционные листки местного происхождения, и номера заграничной газеты «Социал-демократ», и переписанные с химических чернил письма Ильича ко мне, к некоторым товарищам, в ЦК и в ПК партии, и черновики ответных ему писем. Переписка шла у нас с Ильичем без перерывов до самой революции.

Поистине столик заслужил себе пенсию!

Для хранения нелегальщины в небольших размерах — писем, адресов — имелись у нас и другие хранилища: папки и книжные переплеты из двойных листов картона, удобные также для перевозки; книжная полочка у сестры с полыми досками, крышка на кухонное ведро, зеркальце с выдолбленной задней доской.

В переплетах же книг, нот, альбомов получали мы из-за границы номера «Искры», «Вперед», «Пролетария» на специальной тонкой бумаге. Вклеивались эти номера в картон гравюр.

Ульянова-Елизарова Л. И. О В. И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания, очерки, письма, статьи. М., 1988. С. 254—256

В 1927 г. Анна Ильинична передала этот столик в Музей Революции СССР. Сейчас он экспонируется в Центральном музее В. И. Ленина. Ред.

From Шахматы (Рига) 8/1965, found in docviewer

Великий друг шахмат

...Это было в Лондоне в 1902 году. К бежавшему из ссылки политическому эмигранту Н. А. Алексееву пришел его знакомый инженер П. А. Козьмин. У Алек- сеева в тот час сидел гость — рыжеватый, заметно полысевший человек с проницательными карими глазами. Оба — гость и хозяин — играли в шахматы. Борьба за шахматным столмком была в разгаре, и вошедший ин- женер стал с интересом наблюдать.

— Скоро будете разбиты, — сказал хозяину дома Козьмин. И не ошибся. Атаки незнакомца были стремительны, он хорошо использовал ошибку, допущенную партнером, и добился победы.

Затем место проигравшего занял инжеиер Козьмин. Его ждала та же судьба. Вскоре незнакомец, выигравший две партии, попрощался и ушел.

«Это Ульянов, душа «Искры», — таинственно сообщил мне Алексеев» — вспоминал впоследствии инженер Козьмин.

Да, это был Владимир Ильич Ленин, который по словам многих современников, был очень большим другом шахмат. С этой старинной игрой еще в детстве Володю Ульянова познакомил отец Илья Николаевич. Володя уже в 15 лет стал обыгрывать отца. Он часто играл тогда с братьями Александром и Дмитрием, со знакомыми, друзьями семьи.

И позднее, живя в Казани, и даже находясь в ссылке, Ленин не забывал о шахматах.

«Пришлите мне одну из наших партий шахмат: оказалось, что в Минусинске есль партнеры среди товарищей, и я однажды с большим удовольствием вспомнил старинку. Напрасно я думал, что Восточиая Сибирь — такая дикая страна, в которой шахматы не могут понадобиться», — писал Владимир Ильич в одном из писем из Шушенского. Шахмат ему тогда из дому прислать не сумели, и Ленин сам вырезал фигуры из березовой коры и сделал шахматную доску из сосиовых и березовых квадратиков.

На этих самодельных шахматах Ленин и его товарищи по ссылке сыграли иемало партий. Владимир Ильич через много лет вспоминал:

«Шахматы облегчили мне миоголетнее пребывание в трудной царской ссылке».

Разумеется, Лении не мог себе возволить такой роскоши, как глубокое изучение шахматной теории, хотя он, когда обстоятельства позволяли, и читал иногда шахматную литературу, а также с удовольствием решал задачи, этюды. При всеи своей любви к этой мупрой игре, Ильич всегда смотре на нее как на развлечение, и шахматы в его жизни занимали ие очень значительное место. Если бы это не было так, Ленин с его могучим умом аналитика, стратега и тактика безусловно мог бы стать выдающимся шахматистом мира. Будучи внутренине дисциплиниреванным человеком, Ленин, при всей его большой любви к шахматам, еще в детстве мог заставить себя прервать самую интересную позицию, если подходило время садиться за уроки. Шахматы были для него лишь игрой, а на первом месте для него всегда было дело. Вполне поянтно, что став вождем борющегося пролетариата, он, не задумываясь, принес в жертву свое увлечение шахматами самому главному делу своей жизни — борьбе за светлое будущее человечества. Однако такой незаурядный человек как Ленин умел очень хорошо использовать шахматы для разумного и здорового отдыха. Они были для него чем-то вроде умственной зарядки, помогавшей нашему великому вождю в трудные периоды жизни сохранять бодрость духа, боевое рабочее настроение.

И еще в одном отноценин помогали Ленину шахматы — в его великой работе. В условиях подпольной борьбы очень важиую роль играет конспирация. И вот, по проекту Ленина преданный революции человек изготовил специальный шахматный столик, в котором был тайник. Этот столик находился в одной из комнат саратовской квартиры, где жила Анна Ильинична Елизарова — сестра Владимира Ильича. Кстати сказать, ее муж Марк Тимофеевич Елизаров тоже был большим любителем шахмат и партнером Ленина.

К Елизаровым часто приходила полиция и устраивала обыски. Жандармы обычно не проявляли особого интереса к столику, лишь бегло осматривали его и уходили, ничего не найдя. А имеино в этом столике, в тайнике, находилась подпольиая литература и партийная переписка!

......